главная ХРАМ ЗНАНИЙ ПРИТЧИ-5

135. В деревне жил старик, очень бедный, но даже короли завидовали ему, так как у него был прекрасный белый конь. Короли предлагали ему невиданную цену за коня, но старик всегда говорил:
- Этот конь - не конь для меня. Он личность. А как я могу продать личность, продать друга?
Старик был беден, но не продавал коня.
Однажды он обнаружил, что коня нет в стойле. Собралась вся деревня, и люди сказали:
- Ты старый дурак! Мы знали, что однажды коня не окажется на месте. Было бы лучше продать его. Вот несчастье.
- Не заходите слишком далеко, говоря так. Просто скажите, что коня нет на месте, - отвечал им старик. - Таков факт, остальное суждение. Что бы ни было, несчастье или благословение, я не знаю, потому, что это только фрагмент. Кто знает, что последует?
Люди смеялись над стариком. Они всегда знали, что он немного чокнутый.
Но через 15 дней, однажды ночью, конь вернулся. Он не был украден, он просто убежал на волю. И это было еще не все. Он привел с собой дюжину лошадей.
Опять люди собрались и сказали:
- Старик прав. Это не несчастье. Теперь ясно, что это было благословение.
- Опять вы заходите далеко. Просто скажите, что конь вернулся ... кто знает - благословение это или нет? - спокойно отвечал старик.

- Это только фрагмент. Вы прочли одно слово в выражении - как Вы можете судить целую книгу?
В этот раз люди много не говорили, но внутри себя решили, что он не прав - двенадцать прекрасных лошадей!
У старика был единственный сын, который стал объезжать этих лошадей. Всего через неделю он упал с лошади и сломал обе ноги. Люди собрались вновь и опять судили:
- Ты опять доказал свою правоту! Это несчастье. Твой единственный сын потерял ноги, а в твоем преклонном возрасте он твоя единственная опора. Теперь ты еще беднее, чем был.
- Вы одержимы суждением. Не заходите так далеко. Скажите только, что сын сломал ноги. Никто не знает несчастье это или благословение. Жизнь приходит кусочками, а большего - нам не дано.
Так случилось, что через несколько недель страна вступила в войну, и все юноши пошли в армию. Остался только сын старика, потому что он был калека.
Вся деревня кричала и плакала, потому что это было решающее сражение, и они знали, что большинство молодых людей не вернется. Они пришли к старику и сказали:
- Ты был прав, старик, теперь это очевидно, что это было благословение. Что ж, твой сын калека, но зато он с тобой. Наши сыновья ушли навсегда.
Старик вновь сказал:
- Вы продолжаете судить. Никто этого не знает! Только скажите, что ваши сыновья годны для армии, а мой сын - нет. Только Бог знает несчастье это или благословение.

 

136. Тысячу лет назад в одной русской деревне жил человек. Этот человек с детства не мог двигаться, и потому единственное, что было ему под силу, - лежать на печке. И пролежал он так около тридцати лет. Вероятно, на этой же печи и закончилась бы его жизнь, если бы через деревню не проходил однажды старец. Путник зашёл как раз в ту избу, в которой лежал и молил о смерти молодой человек, и попросил воды.
Больной заплакал и сказал, что не в силах помочь, потому что за всю свою жизнь не сделал ещё ни одного шага без помощи.

Старец спросил:

- А давно ли ты пробовал сделать этот шаг?

Оказалось, что очень давно - больной и не помнил даже, сколько лет назад.

Тогда старец сказал:

- Вот тебе волшебный посох, обопрись на него и сходи за водой.
Больной был словно во сне. Он сполз с печи, обхватил руками посох и... встал! Он заплакал снова, но на этот раз уже от счастья.

-  Как мне отблагодарить тебя и что за чудесный посох дал ты мне?! - воскликнул молодой человек.

"Этот посох - обычный черенок от заступа, который я подобрал у тебя на крыльце, - отвечал старец. - В нём нет ничего волшебного, как не было на самом деле твоей болезни. Ты смог встать, потому что забыл о своей слабости. А благодарить меня не надо, вместо этого ты найди человека, который так же несчастен, как был совсем недавно несчастен ты сам, и помоги ему!"


137. Овца, спасаясь от волка, вбежала в ограду храма.

— Если ты не выйдешь, — сказал волк, — жрец тебя схватит и зарежет в жертву.

— Мне всё равно, — сказала овца, — жрец ли меня зарежет или ты меня съешь.

- Друг мой, — отвечал волк, — мне горько слышать, как ты рассматриваешь такой важный вопрос с такой узко - личной точки зрения. Мне это не все равно!

 

138. Повстречались как-то на дороге трое молодых людей, направлявшихся к суфийскому мастеру Килиди, потому что прослышали о его великой святости и чудесах. Путешествуя вместе, они делились друг с другом тем, что им было известно о Пути и трудностях на нем.
"Исключительно важна искренность по отношению к учителю, - сказал первый юноша, - и, если меня примут в ученики, я сконцентрируюсь на том, чтобы избавиться от моего мелкого эгоизма".
"Искренность, - сказал второй, - конечно, означает полное подчинение, даже когда провоцируется сопротивление, и я, определенно, буду этого придерживаться. Но подчинение означает также отказ от лицемерия - внутреннего желания не подчиняться - и включает щедрость без гордости. Вот это я и попытаюсь практиковать".
"Искренность, устранение мелкого эгоизма, подчинение, отказ от лицемерия, щедрость, - сказал третий, - конечно необходимы. Но я слышал, что если ученик пытается насаждать все это поверх своего неизмененного 'я', оно становится механическим, ролевым, даже скрывая нежелательные черты, которые ждут, чтобы проявиться. Настоящий ученик - это, несомненно, тот, кто делает не просто противоположное тому, что, как он чувствует, является плохим, но и не носит одежды 'добродетели'.

Говорят, что искателем Истины является хозяин выбора: делать добро или делать то, что должно быть сделано".
Наконец они добрались до дома суфия, и им было позволено посещать некоторые его лекции и принимать участие в различных духовно укрепляющих упражнениях.
Однажды суфий сказал им: "Дома ли мы, в пути ли - все мы всегда в путешествии. Но чтобы проиллюстрировать это, я дам вам возможность, в воспринимаемой форме, принять участие в такой экспедиции и пронаблюдать".
И они отправились в путь.

Через некоторое время первый ученик сказал суфию: "Путешествие - это, безусловно, хорошо, однако, я склонен к служению, суфийской стоянке, на которой можно достичь понимания, работая для других и для Истины". Суфий ответил: "Не хотелось бы тебе, в таком случае поселиться здесь, на пересечении дорог, и служить людям до тех пор, пока я не призову тебя к дальнейшей учебе?" Юноша был доволен, возможности выполнять задание, выбранное по своему вкусу, и его оставили там служить нуждам проходящих путников.
Некоторое время спустя второй ученик сказал суфию: "Я жажду вырваться из самоцентрированности, чтобы мое командующее я стало способным практиковать искренность. Я хочу остановиться в этой деревне и объяснить мотивы того уважения, что питаю к Вам и к Пути, местным жителям, которые, очевидно, представления об этом не имеют".
"Если таково твое желание, то я даю свое согласие", - сказал суфий. Оставив там второго ученика в восторге от такого решения, суфий и третий ученик пошли дальше.
Через несколько дней пути они встретили людей, которые никак не могли решить, кому какой участок земли обрабатывать. Юноша сказал суфию: "Как странно, люди не видят, что, работая вместе, они могли бы добиться значительно большего. Они бы процветали, если бы объединили свои ресурсы и труд".
"Что ж, - сказал суфий, - теперь ты видишь, что здесь хозяин выбора - ты. Ты видишь альтернативу, а другие - нет, и ты можешь выбрать: сказать им об этом или пройти мимо".
"Я ничего не хочу им говорить, - сказал юноша, - ибо, скорее всего, они не прислушаются к моим словам и, вероятнее всего, обратятся против меня. Поэтому ничего не будет достигнуто, а я лишь отклонюсь от своей цели на Пути". "Хорошо, - сказал суфий, - вмешаюсь я". Он направился к этим людям и, известным только ему способом, заставил их отказаться от земли в его пользу.

Он с учеником поселился там.

По прошествии нескольких лет, когда он научил крестьян трудиться сообща, суфий вернул им землю и ее дары, а сам вместе с учеником продолжил прерванное путешествие.
Они отправились в обратный путь и пришли в то место, где оставили второго ученика, но он не узнал их. За годы работы на земле под палящим солнцем их внешний вид изменился, даже говорили они теперь, после долгого общения с крестьянами, несколько по-другому.
Поэтому для второго ученика они были просто двумя крестьянами. Суфий подошел к нему и попросил рассказать что-нибудь о суфийском учителе, который оставил его здесь несколько лет назад.
"Не говорите мне о нем, - сказал бывший ученик, - он оставил меня здесь создавать ему репутацию, дав понять, что вернется за мной, и будет учить дальше, но прошло уже столько лет, а от него - ни слова".
Как только он произнес эту фразу, по какой-то причине, возникшей в далеких Сферах, к ним подошли несколько жителей деревни и схватили его. Путешественники спросили главного из них, в чем дело. "Этот человек, - ответил тот, - пришел сюда и проповедовал о неком великом духовном человеке - своем учителе. Мы приняли его, и он стал богатым и уважаемым в нашей деревне. Но пять минут назад мы решили, что он - лжец и мошенник и его надо убить". И как путешественники ни пытались, им ничего не удалось сделать, и крестьяне утащили бывшего ученика с собой. "Видишь? - сказал суфий. - Я пытался защитить его, но здесь я не хозяин выбора".
Они продолжили путь, пока не пришли к тому месту, где на пересечении дорог сидел первый ученик. Он также не узнал их. Подойдя к нему, суфий спросил, где можно попить воды. Ученик ответил: "Вы, путешественники, полностью лишили меня всех иллюзий. Я здесь в течение уже нескольких лет пытаюсь помогать людям, а, в результате, меня обманули. Люди не стоят того, чтобы им служить. Даже мой мастер, оставивший меня здесь более трех лет тому назад, не готов служить мне: он не возвращается, чтобы дать мне учения, на которые, уж конечно, все люди имеют право..."
Не успел он закончить эту фразу, как появилась группа солдат и забрала его для подневольного труда. "Мы думали, что ты всего лишь бедный аскет, - сказал капитан, - но, остановившись понаблюдать за тобой, заметили по агрессивной атмосфере вокруг тебя и твоим грубым движениям, что ты достаточно силен, чтобы работать на пользу государства". Несмотря на то, что суфий с учеником пытались разубедить их, они увели первого ученика с собой. "Как видишь, здесь я не хозяин выбора", - сказал суфий третьему ученику.
Так Килиди показал этому единственному оставшемуся с ним ученику, который обладал терпением для понимания, что понимание событий и их действия взаимосвязаны, и что прогресс человека в равной степени определяется как его собственным поведением, внешним и внутренним, так и действиями других людей.
Он спросил ученика: "Если бы тебя спросили, чему ты научился, что бы ты ответил?"
Молодой человек сказал: "Люди видят вещи изолированными, воображая, что если они делают то, что хотят делать, то, несомненно, добьются того, чего хотят. Далее, их добрые дела приносят свои плоды, и их дурные дела приносят свои плоды, и никто не может отвратить приход этого урожая. И я выучил, что на этом пути все переплетено: люди, места, события и действия. Наконец, я выучил, что хотя дурные мысли и поступки могут лишить надежды на прогресс, есть все же Божественная милость, ибо, не было ли мне самому позволено продолжить учебу, несмотря на мой отказ сделать выбор, когда я был его хозяином?"
В этот момент внезапно раздался громкий звук, и третий ученик постиг истину Великого Понимания; во время этого события исчез суфийский учитель Килиди, и больше его никогда не видели.
Ученик отправился к дому своего учителя, где в ожидании Мастера пребывало большое число дервишей. Войдя в дом, он положил молитвенный коврик учителя на его кресло. Дервиши, наблюдавшие за тем, как он вошел, подняли при этом действии великий приветственный шум, а их старший подошел к третьему ученику.
"Мастер, - сказал он, - мы ждали здесь, связав себя тайной клятвой, более трех лет, с тех пор как великий шейх Килиди покинул нас, сказав, что возвращается на Небеса, а его наследником станет тот, кто придет с его молитвенным ковриком".
Лицо этого дервиша скрывал конец тюрбана. В тот момент, когда дервиш, готовясь продолжить свой собственный путь, передавал полномочия третьему ученику, теперь уже Мастеру, конец его тюрбана на мгновение сдвинулся в сторону, и новый суфийский учитель увидел перед собой улыбающееся лицо Килиди.

  

139. ЖИЛА некогда женщина, оставившая религию, в которой была воспитана. Она покинула также ряды атеистов и обратилась к другой религии. Затем она поверила в истинность еще одной.
Каждый раз, меняя свою веру, она воображала, что уже приобрела нечто, но еще недостаточно. И каждый раз, когда она вступала в новый круг, ее радушно принимали, и ее вступление рассматривалось как что-то хорошее и как признак ее разумности и просвещенности.
Тем не менее, ее внутреннее состояние представляло собой неразбериху. В конце концов, она услышала об одном прославленном Учителе и отправилась к нему. После того, как он выслушал ее утверждения и идеи, он сказал: "Возвращайтесь домой. Свое решение я пришлю вам в письме".
Вскоре после этого женщина встретила у дверей своего дома ученика того самого Учителя. В руках у него был пакет от Мастера. Она вскрыла пакет и увидела там стеклянную бутылку, наполовину заполненную тремя слоями плотного песка - черного, красного и белого - и прижатого сверху куском ваты. На пакете было написано: "Выньте вату и потрясите бутылку, чтобы увидеть, чему вы подобны".
Она вытащила вату и встряхнула песок в бутылке. Разноцветные песчинки смешались, и все, что у нее осталось - кучка сероватого песка.

 

140. Старец упрекал молодого монаха:

— В твоём возрасте я работал по десять часов в день, а ещё десять проводил в молитве.

Молодой монах отвечал:

— Я восхищаюсь твоим юношеским рвением, отче, но ещё больше меня восхищает твоя зрелость, благодаря которой ты оставил эти крайности.

 

141. Дзэнский Мастер Кейчу возглавлял главный храм в Киото.  Однажды послушник принес ему визитную карточку и сказал, что этот человек хочет видеть его. На карточке было написано: "Китагаки, Губернатор Киото". Кейчу посмотрел на визитку и проговорил:

— Скажи, что я не могу принять его.

Послушник отнес визитку обратно, и, извинившись, передал слова Мастера.

— Это моя ошибка, — сказал губернатор, и, зачеркнув слова "Губернатор Киото", отдал ее послушнику. — Попроси-ка своего учителя еще раз.

— А, так это Китагаки! — воскликнул Кейчу, снова увидев визитку. — Я хочу видеть этого человека.

 

142. Жил-был человек, которого мы будем называть Ву. Какого пола был Ву для нашего рассказа неважно, но поскольку у вас нет подходящего слова, соответствующего лицу среднего пола, мы будем называть его Ву... чтобы обозначить человека по имени Ву, или мужчину по имени Ву. Однако только для удобства перевода мы будем считать, что Ву — это «он».

Как и все люди его народа, Ву жил в доме, но его интересовала лишь комната, в которой он обитал, поскольку она была его и больше ничья. У него была красивая комната, и ему в обязанности вменялось поддерживать в ней порядок, что он и делал.

Жизнь Ву была безбедной. Он всегда был сыт, ибо жил в стране, где пищи было в изобилии. Он также никогда не мёрз, ибо у него всегда было что надеть. Пока Ву рос, он узнал о себе многое. Он узнал о том, что его радует, и вешал на стенку предметы, которые радовали его, когда он на них смотрел. Ву также узнал о том, что навевает на него грусть, и стал вешать на стенку те вещи, на которые надо было смотреть, когда ему хотелось погрустить. Ву узнал и о том, что его злит, и вытаскивал и вешал на стену вещи, на которые он бы мог смотреть, когда хотел разозлиться.

Как и у других людей, у Ву было много страхов. И хотя у него было всё необходимое в жизни, он боялся других людей и определённых событий. Он боялся людей и событий, которые могли бы принести перемены, ибо он чувствовал себя спокойно и уверенно при существующем положении вещей, а ведь ему пришлось много поработать над тем, чтобы это положение создать. Он боялся событий, которые могли бы изменить его милую комнату, и он боялся людей, которые руководили этими событиями.

От других людей он узнал о Боге. Они сказали ему, что человек — существо незначительное, и Ву поверил в это. И действительно, оглядываясь вокруг, он видел миллионы людей, а Бог был один. Ему говорили, что Бог — это всё, а он сам — ничто, но что Бог в своей бесконечной любви внемлет молитвам Ву, если тот будет искренне молиться и вести честную жизнь. И поэтому Ву, будучи человеком набожным, молился Богу, чтобы люди и события, которых он боялся, ничего не изменили; чтобы его комната осталась такой же, как она есть, — и Бог услышал его молитву.

Ву боялся прошлого, потому что оно, так или иначе, напоминало ему о чём-то неприятном. Поэтому он молился Богу, чтобы Он оградил его душу от этих воспоминаний, — и Бог услышал его молитву. Он также боялся будущего, ибо в нём могло произойти много изменений, оно было темно, туманно и скрыто от него. Ву молился Богу, чтобы будущее не принесло перемен в его комнату, — и Бог услышал его молитву.

Ву никогда не рисковал проходить вглубь своей комнаты, поскольку всё, что ему нужно было для обеспечения своих человеческих потребностей, было в одном углу. Когда к нему приходили друзья, он проводил их в этот угол, и ему этого вполне хватало.

Впервые Ву заметил какое-то движение в другом конце комнаты, когда ему было около 26 лет. Это очень напугало его, и он сразу же обратился к Богу с молитвой, чтобы движение прекратилось, ибо это означало, что он в комнате не один. Это его никак не устраивало. Бог услышал просьбу Ву, движение прекратилось, и Ву больше не боялся.

Когда ему было 34, движение повторилось опять, и снова Ву попросил, чтобы оно прекратилось, ибо он очень испугался. Движение прекратилось, но не раньше, чем Ву увидел нечто, чего он никогда не замечал в том углу,— другую дверь! На двери была странная надпись, и Ву испугался и не захотел вникать в её смысл.

Ву спрашивал о странной двери и о движении у духовных лидеров, и они предостерегли его, чтобы он не приближался к ней, ибо, сказали они, это дверь, за которой кроется смерть, и он наверняка умрёт, если поддастся своему любопытству. Они также сказали ему, что надпись на двери имела недобрый смысл, и чтобы он никогда больше на неё не смотрел. Они убеждали его вместо этого участвовать в их ритуалах и служить религиозной группе своими способностями и заработком — и тогда, сказали они, он будет жить хорошо.

Когда Ву было 42, движение повторилось опять. И хотя Ву на этот раз уже не так боялся, он снова попросил, чтобы оно прекратилось... так и произошло. Бог всегда точно и быстро отвечал на его просьбы. Ву был воодушевлён тем, что может творить молитва.

Когда Ву было 50, он заболел и умер, хотя сам не понял, что это произошло. Он снова заметил движение в углу и снова помолился, чтобы оно прекратилось. Но вместо этого движение усилилось. В страхе Ву поднялся с постели и обнаружил, что его земное тело осталось лежать, а сам он был теперь духом. Что-то приближалось, и Ву стал различать какие-то детали. Ему было не страшно, а любопытно, да и духовное тело казалось ему естественным.

Ву увидел, что к нему двигались два существа. Приближаясь де нему, эти фигуры в белом светились, как если бы свет исходил у них изнутри. Наконец они остановились около него, и Ву был поражён их величием — но он не боялся.

Одна из фигур обратилась к Ву и сказала: «Ну что, дорогой, пора идти». В голосе существа звучали доброта и дружелюбие. Без колебаний Ву пошёл с ними. Когда он обернулся и увидел своё тело, будто заснувшее на постели, всё происходящее показалось ему уже хорошо знакомым. Его переполняло удивительное ощущение, которое он не мог объяснить. Одно из существ взяло его за руку и повело прямо к двери со странной надписью. Дверь открылась, и все трое вошли в неё.

Они оказались в длинном коридоре, по обеим сторонам которого были двери в какие-то комнаты. Ву про себя подумал: «Оказывается, дом гораздо больше, чем я себе представлял!» Ву заметил первую дверь с ещё более странной надписью. Он обратился к одному из белых существ; «Что там, за этой дверью справа?» Не говоря ни слова, фигура в белом открыла дверь и жестом пригласила Ву войти. Когда Ву вошёл, он был изумлён. От пола до потолка комната была завалена богатствами, которых он не мог себе представить даже в самых безумных мечтах. Там были золотые слитки, жемчуг и алмазы. Целое королевство можно было бы купить лишь за те рубины и другие драгоценные камни, что лежали в одном из её уголков. Он посмотрел на своих белых, сияющих спутников, и спросил: «Что это за место?»

Более высокий из сопровождающих ответил: «Богатства этой комнаты были бы твоими, пожелай ты в неё войти. Они принадлежат тебе и сейчас, и в будущем останутся здесь для тебя». Ву был поражён, услышав это. Когда они снова вышли в коридор, Ву спросил, что находится в первой комнате слева, хотя и сам видел уже надпись на двери более четко. Открывая дверь, белое существо произнесло: «Это комната твоего умиротворения, пожелай ты ею воспользоваться». Со своими друзьями Ву вошёл в комнату и тут же попал в густой белый туман. Казалось, туман был живым, он сразу обволок его тело, и Ву вдохнул его. Его охватило чувство покоя, и он понял, что его больше ничто не испугает. Он ощутил умиротворённость, какой не испытывал никогда прежде. Он хотел остаться, но спутники жестом показали ему, что надо идти дальше. И они продолжили свой путь по длинному коридору.

Слева была ещё одна дверь. «А что это за комната?» — спросил Ву. «Это место, куда зайти можешь только ты», — сказал тот, кто был меньше ростом. Ву вошёл в комнату, и его тут же пронизало золотым светом. Он знал, что это. Это была его собственная сущность, его просветлённость, его знание прошлого, и будущего. Это было вместилище его духа и любви. От радости он заплакал, и очень долго стоял, вбирая в себя истину и понимание. Его спутники не входили в комнату; они терпеливо ждали. Наконец Ву вернулся в коридор. Он изменился. Он посмотрел на своих спутников и узнал их. «Вы — ангелы-наставники», — сказал Ву утвердительно. «Нет, — сказало существо повыше, — мы ТВОИ ангелы-наставники». Любовь звучала в их голосах, когда они продолжили: «Мы были здесь с момента твоего рождения лишь для того, чтобы любить тебя и помочь тебе найти путь. Ты боялся и просил нас уйти, мы так и делали. Мы служим тебе с любовью, и мы уважаем выраженные тобой пожелания». В их словах Ву не почувствовал никакого упрёка. Он понял, что они не осуждают, но уважают его, и ощутил их любовь.

Ву посмотрел на двери — он теперь мог прочитать надписи! Проходя по коридору, он видел слова: ИСЦЕЛЕНИЕ, ДОГОВОР, а ещё на одной двери — РАДОСТЬ. Ву увидел даже больше, чем ему бы хотелось, ибо дальше были двери с именами не родившихся детей и даже дверь с надписью МИРОВОЙ ЛИДЕР. Ву начал понимать, что упустил. И, как будто прочитав его мысли, наставники сказали: «Не упрекай себя, ибо это неуместно и не принесёт пользы твоему великолепию». Ву не вполне понял смысл этих слов. Он окинул взглядом коридор и посмотрел туда, откуда он в него вошёл, и увидел на двери надпись — надпись, которая поначалу его испугала. На двери было написано имя! Это было ЕГО имя, его настоящее имя... и тут Он понял всё.

Ву знал заведённый порядок, ибо теперь Он вспомнил всё и больше не был Ву. Он попрощался со своими наставниками и поблагодарил их за преданность. Он долго стоял и с любовью смотрел на них. Потом повернулся и пошёл к свету в конце коридора. Он бывал здесь прежде. Он знал, что ждёт его впереди, во время короткого трёхдневного путешествия в пещеру творения, когда он восстановит свою сущность, а затем двинется дальше, в зал почёта и торжеств, где ждали те, кто очень любил его, в том числе и те, кого очень любил он сам и потерял на Земле.

Он знал, где он был и куда он идет. Ву шёл домой.

 

143. Одна птичка очень долго жила в клетке.

Она часто смотрела сквозь прутья клетки в окно, где виднелись деревья и луг. Она видела других птиц, которые весело летали на свободе, и часто задумывалась о том, каково это — чувствовать, как солнце пригревает спинку, ветер расправляет крылья, и, взмывая и пикируя вниз, ловить на лету мошек. Когда птичка думала об этом, её сердце начинало учащенно биться. Она садилась повыше на перекладину и, глубоко дыша, почти ощущала трепет возможного полета.

Иногда другая птица садилась на карниз у окна, немного отдыхала там и рассматривала птичку, сидевшую в клетке. Путешественница склоняла голову набок и как бы спрашивала себя, возможно ли такое. Птица в клетке! Немыслимо!

И в эти моменты птичка чувствовала себя совсем несчастной. Её маленькие плечики понуро опускались, в горле вставал комок, а на сердце ложилась печаль.

Однажды владелец птички оставил дверцу клетки открытой. Птичка сидела и смотрела наружу сквозь открытую дверцу. Она видела птиц, порхающих там, на свободе, видела, как солнце играет на их спинках, а ветер ворошит пёрышки, и почувствовала волнение. Птичка заметила, что окно открыто, и её сердечко забилось ещё быстрее.

Она пыталась решить, что же ей делать.

И она всё ещё думала, думала, когда на закате вернулся хозяин и запер дверь клетки.

Итак, птичка, какими бы ни были её мотивы, предпочла безопасность свободе.

 

144. Пророк сказал: "Существуют люди, видящие меня в том же свете, в котором я вижу их. Наши натуры являются одним.
Безотносительно к линиям родословных, безотносительно к текстам и традициям, мы пьем живую воду вместе".
Вот история об этой скрытой тайне:
Китайцы и греки заспорили, кто из них лучшие художники.
Шах сказал:
"Мы разрешим вопрос при помощи диспута".
Китайцы начали говорить, но греки хранили молчание. Китайцы тогда посоветовали, чтобы каждым отвели по комнате для показа их художеств, две комнаты напротив, разделенные завесой.
Китайцы попросили у шаха сотню различных красок, всевозможные оттенки, и каждое утро они являлись туда, где хранились краски, и забирали их себе.
Греки же красок не брали: "Они в нашей работе не применяются".
Греки отправились в свою комнату и начали чистить и полировать стены. Все дни напролет они придавали стенам такую чистоту и ясность, какою обладает чистое небо.
Существует путь, ведущий от цветастости к бесцветности. Знай, что великолепное разнообразие облаков и погоды имеет своим истоком абсолютную простоту солнца и луны.
Китайцы окончили труд и были весьма довольны.
Они стали бить в барабаны от радости завершения.
Шах вошел в комнату и поразился превосходной раскраске и тонкости деталей.
Греки тогда убрали завесу, разделявшую комнаты.
Китайские фигуры и образы отразились в сиянье чистых греческих стен. Они ожили там даже с большей красотой, всегда меняясь в новом освещении.
Искусство греков это путь суфиев. Они не изучают книг, полных философских рассуждений.
Они делают свою влюбленность все яснее и яснее. Ни желаний, ни злобы. В этой чистоте они получают и отражают образы каждого мгновения, приходящие отсюда, от звезд, из ничто.
Они принимают их в себя, как если бы видели с пронзительной ясностью то, что видит их.

 

145. Дорога, сколько уже было сказано о ней, сколько поклятий было послано в ее адрес, сколько людей она поглотила, сколько спасла - не счесть. Дорога бывает разной, я не говорю про ту дорогу, по которой идут, едут, бегут. Нет, я говорю про дорогу жизненного пути, дорогу, единственную для каждого. Для каждого она своя, неповторимая и разнообразная. Каждый идет по этой дороге своим путем, только так, как он считает нужным.
Сейчас я пошел против всех своей дорогой, как я думал - своей. Дорога никогда не идет прямо, прямых дорог вообще не бывает; даже, если, кажется, будто она идет ровно, дорога все равно изменяет свое положение не горизонтально, так вертикально. Всю жизнь я шел, по крайней мере, пытался идти своей дорогой. И куда я пришел? Дорога завела меня на заброшенную стройку, где я стою на сбитой из досок скамье, на моей шее петля из машинного троса, конец троса привязан к ржавому крюку на потолке. Спиной ко мне стоят двое мужчин, которые спокойно курят дорогие сигареты и изредка оборачиваются в мою сторону. Мужчины смотрят в окно и тихо перешептываются.
Скамейка подо мной очень хлипкая, она качается из стороны в сторону - это не добавляет мне уверенности в себе. Мне страшно.
Пот со лба заливает мне глаза, от этого окружающий мир становится расплывчатым и мутным. У меня сломано ребро, возможно, было сотрясение мозга, выбит зуб, ушибы, синяки и кровоподтеки облепили меня с ног до головы, но это все не в счет. Хуже всего было то, что я еле стоял на ногах, у меня кружилась голова, меня тошнило до рвоты. Стоять на шатающейся скамейке становилось все сложнее.
Меня затащили сюда за долги. Мне не стоило брать деньги у бандитов, но я взял. Казалось, что дело стоило риска, я обманулся, так казалось только на первый взгляд. Дело, в которое меня втянули, было совершенно не тем, о чем я думал. Это оказалась подстава чистой воды. Меня кинули, как маленького мальчика. Все деньги были потеряны, так как я вложился еще и всеми своими сбережениями. Мне не на что было выплатить даже проценты, я уж молчу о долге целиком. Такие дела долго в тайне не удержишь, скоро мне намекнули, что хотели бы видеть первые проценты. Намекали неделю. Потом еще неделю били часто и больно. Сегодня днем меня схватили на улице и закинули в багажнике автомобиля. Целых пятнадцать минут я пытаюсь держать равновесие на этой чертовой скамейке. Бандиты ничего не делают, даже ни разу не ударили. Они все курят и что-то шепчут, что я не слышу. Я вообще плохо слышу - мешает звон в ушах.
Звонит телефон, его берет один из громил:
- Да, - он активно мотает головой, - да, здесь он: так: как скажете. Угу. Ну, все: - он кладет телефонную трубку в карман.
- Что с ним делать-то? - спрашивает второй.
- Кончать: - хладнокровно произносит мой приговор громила с сотовым в кармане. Он подходит ко мне и очень сильно бьет меня в живот. Это его действие совершенно нарушает мою и так не слишком устойчивую позицию. Не смотря ни на что, я справляюсь с положением вещей, совершенным чудом не слетая со скамейки.
- Ты смотри, какой стойкий солдатик, - усмехнулся второй, с разбега вышибая ногой мою последнюю надежду на жизнь.
Хлипкая скамейка отлетела в сторону, развалившись в полете от удара на несколько частей. Честно говоря, мне было не до нее, мне совершенно не было дела, на сколько частей она разлетелась. У меня появились свои, более актуальные, проблемы. Трос кажется мне очень не приятным галстуком, да еще таким тугим. Кислорода катастрофически не хватает. Шея на волоске от перелома. Очень хочется вздохнуть полной грудью, еще хочется жить. Хочется жить, как никогда. О цене жизни можно задуматься только, когда ее можно потерять. Сейчас я это чувствовал. Сразу вспомнилось все самое хорошее, самое лучшее, что когда-либо со мной происходило. Пусть моя жизнь не была сплошь счастливой и безоблачной, но она была мне дорога. Она была мне дорога такой, какой она была. Пришло время прощаться с моей дорогой мне жизнью. Спастись из такой ситуации было практически невозможно.

Сквозь пелену я вижу, как громилы покидают помещение. У меня начинается агония, я чувствую холодное дыхание смерти, я знаю, что она стоит рядом и смотрит на мои мучения. И тут я взмолился. В первый раз жизни я молюсь Всевышнему. Господи помоги мне. Конечно, ты можешь мне предъявить за всю фигню. Что законы твои не чтил, ну там не укради, не прелюбодействуй и все в этом духе. В церкву не ходил. Да вообще вспоминал о тебе крайне редко, если вспоминал. Первый раз прошу, помоги мне. Не хочу я умирать. Не хочу я умирать так. Только не так. Дай мне другую смерть! Позже! Помоги!!!

Ангел-Хранитель быстро мчался по длинному коридору. Он толкал других посетителей, ему срочно нужно было попасть в отдел "Чудотворных спасаний". В руке у него было заявление его подопечного. Торопился он из-за того, что не хотел менять себе человека. Очень уж ему этот подходил. Делать ничего не делаешь, ничего не просит, ничего ему не надо. Способен постоять за себя сам. Сказочный вариант для Ангела-Хранителя. Подсунут потом другого, бегай за ним, оберегай. Иногда такие неудачники попадаются. Жуть. Он влетел в кабинет клерка-спасителя и завопил:
- Быстрей!!!
- Что там у тебя такое? - уныло спросил клерк сонным голосом.
- Человека повесили!!! Срочно надо спасти!!!
- Спасти? А надо ли? - он безразлично посмотрел на своего посетителя.
- Конечно! - ангел-хранитель был потрясен такой медлительностью этого, казалось бы, молниеносного отдела, - Он же молится!
- Молится?!
- Молится!!! Первый раз в жизни!!!
- Тогда другое дело, давай заявление, - клерк сам выхватил заявление у Ангела, за отказ от помощи при молитве (еще и первой) можно было получить большую взбучку. Он прочитал молитву на заявлении. Нормальная молитва для первого раза, да и желание, не Бог есть какое чудесное.
- Ну?! - Ангелу не терпелось узнать ответ.
- Готово. - Клерк щелкнул пальцами, - Исполнено точно по тексту.
- Огромное спасибо. Огромное. - Ангел хотел, было, его поцеловать, да передумал, мало ли какие потом слухи поползут.
- Не за что. Это моя работа. - Клерк-спаситель пожал руку Ангелу и проводил его взглядом до выхода.
Крюк, к которому был привязан трос, вылетел из паза. Я плашмя рухнул на пол, все тело обожгла сильная боль, зато теперь воздух начал проходить в мои легкие, пусть медленно, пусть совсем по чуть-чуть, но он проходил. Это прекрасно, жизнь прекрасная штука. Спасибо тебе Господи. Спасибо, что откликнулся на мою молитву. Спасибо. Я даже и подозревать не мог, с какой скрупулезной точностью небеса откликнулись на мою незамысловатую молитву. Через минуту-другую с потолка свалился небольшой кусок железобетона, который уже давно об этом помышлял, да железный крюк никак не давал исполниться его замыслам. Так у нас строят, ничего с этим не поделаешь. Железобетонный кусок упал прямо мне на голову. Он не был большим, всего несколько килограммов, этого оказалось вполне достаточно, чтобы смертельно проломить мне череп. Я умер, получив точное исполнение моей первой и последней молитвы. Попросив другую смерть позже, я и получил ее позже: на минуту. Точность формулировки важна везде, в любом деле, в любом прошении.

 

146. Влюбилась как-то лиса в крестьянина. Пришла к нему и давай объясняться в любви, а тот в ответ — не могу я тебя любить, у меня жена есть.

— Дурак ты, — говорит лисица. — Жена у тебя злая, да сварливая, неряшливая, да некрасивая, не любит тебя и давно извести хочет.

— Что ж, — отвечал крестьянин, — такая моя судьба. На том разговор и кончился...

Украла лисица большой котёл, наполнила водой и поставила на перекрёстке дорог на огонь. Проходит мимо жена крестьянина и спрашивает:

— Что ты тут, лисица, варишь?

— Со всех сторон света собрала я счастье, удачу и богатство, - отвечает лисица, — положила их в котёл и варю колдовское зелье. Кто искупается в нём, тот станет всех краше, богаче и счастливее.

— А если я в котле искупаюсь, — спрашивает коварная женщина, — стану ли я всех красивее, богаче и счастливее?

— Конечно, станешь, — отвечает лиса, — только готовлю я то варево для себя и никому другому не позволю в него окунуться.

— А готово ли варево? — спрашивает жена крестьянина.

— Давно готово, — говорит лисица. — Вот сейчас сниму с себя шкуру и влезу в котёл.

Не успела лиса слова эти договорить, как женщина прыгнула в котёл и сварилась. А лисица, долго не мешкая, сняла с неё кожу и надела на себя. Потом повернулась мордой на восток и стала читать заклинания, одно длиннее другого. Не успело солнце скрыться за верхушками деревьев, как превратилась лиса в прекрасную девушку, похожую на жену крестьянина, как бывает, похожа красивая дочь на уродливую мать. Приходит крестьянин домой, а его у порога с поклоном встречает молодая жена. Вошёл в дом, а там всё прибрано, пылинки не найти, повсюду шелка да наряды, а в сундуках золотые и серебряные монеты поблескивают. Удивился крестьянин, обрадовался, но виду не подал. Сытно поужинал и лёг спать с молодой женой. Так, в довольстве и неге прожили они год, но однажды дождливой осенней ночью постучался в их жилище странствующий даос и попросился на ночлег. Приютил крестьянин даоса, утром вышел проводить его до ворот, а гость говорит:

— Знаешь ли ты, с кем делишь пищу, кров и постель?

Улыбнулся крестьянин и спрашивает:

— А станет ли мне от этого знания лучше жить?

Задумался даос, покачал головой и, ничего не сказав, пошёл своей дорогой.

 

147. Плывет корабль в абсолютной темноте. По курсу корабля выплывает препятствие. Капитан первого корабля посылает сообщение в эфир. С вами говорит капитан корабля, просим освободить нам путь, мы продолжаем курс.
В ответ сообщение:
- С вами говорит вахтенный дежурный, сержант морского флота, путь освободить не можем, просим изменить ваш курс на 15 градусов.
Капитан, возмутившись, что какой-то сержант командует, посылает сообщение:
- С вами говорит капитан корабля, офицер морского флота. Просим освободить наш путь, мы продолжаем курс.
В ответ сообщение:

- С вами говорит дежурный, сержант морского флота, мы приказываем вам изменить ваш курс в срочном порядке, мы не можем отклониться.
Капитан, возмутившись наглостью сержанта, посылает сообщение надвигающемуся кораблю.
- Сержант, быстро измени курс корабля, тебе приказывает старший по званию, капитан- лейтенант морского флота, по твоей вине сейчас произойдет столкновение.
В ответ сообщение:
- С вами говорит вахтенный дежурный, сержант Джонсон. Срочно измените курс корабля. Мы отклониться не можем. Мы - маяк.

Вывод:

С нами постоянно работают небеса. Часто мы не слышим предупреждений, посылаемых вселенной. Она говорит, измени свой характер, от тебя отказались все твои друзья, или, постарайся стать хорошим работником, из-за лени ты потерял свою работу, извинись перед родителями, так как они не разговаривают с тобой после последней ссоры и так далее. Но мы виним во всем только других, друзей, начальников, мужа или жену, родителей, но никак не хотим меняться сами.

В итоге неизбежен крах нашей жизни, когда, не желая, исправится самим, мы получаем как результат неудачи, потери, стрессы, поражения. Потому что эта жизнь и вселенские законы - маяк, и чтобы избежать столкновения нам нужно стать лучше, чище, добрее, работоспособнее, терпимее, покладистее....

и тогда удача и небесные благославления будут сопутствовать нам…..

 

148. Один мудрец искал способного и талантливого ученика, который обладал бы достаточными навыками и умениями, чтобы передать ему свои знания, когда умрёт. Он решил собрать всех учеников.

И вот собралось множество учеников.

Мудрец сказал им:

— У меня возникла проблема, и я хочу знать, кто из вас сможет её решить. Видите — в стене позади меня, находится самая большая, тяжелая и массивная дверь в городе. Кто из вас сможет открыть её без посторонней помощи?

Некоторые из учеников просто опустили голову: проблема казалась неразрешимой. Другие исследовали дверь более тщательно, обсудили возможность использования рычага и особенности материала и пришли к выводу, что решить эту задачу невозможно.

Все сказали, что сделать то, что просил мудрец, невозможно.

Только один ученик подошёл к двери и подверг её тщательному исследованию. Он простучал её поверхность, пытаясь оценить её толщину и плотность материала, отметил, из чего сделана дверь и насколько надёжно смазаны петли. Он тщательно проверил её, используя свои глаза и руки. Он стучал по ней, нажимал, давил на определённые участки.

Все предполагали, что дверь была закрыта или её заклинило. А на самом деле она была лишь слегка прикрыта. Ученик глубоко вздохнул, сосредоточился и мягко толкнул дверь. Дверь с лёгкостью и без малейшего сопротивления открылась.

Она была разработана и сконструирована так безупречно, что достаточно было легчайшего толчка, чтобы она открылась.

Мудрец нашёл себе преемника. Он повернулся к остальным ученикам и произнёс следующие слова:

— Успех в жизни и работе зависит от нескольких ключевых факторов, и сегодня вы могли наблюдать их в действии. Во-первых, позвольте своим чувствам полностью исследовать и понять реальность, которая вас окружает. Во-вторых, не делайте поспешных и потому неправильных выводов. В-третьих, будьте достаточно смелы, чтобы принять решение. В-четвёртых, приняв его, действуйте уверенно и без сомнений. В-пятых, сосредоточьтесь и вложите в это действие всю вашу силу и энергию. И, наконец, не бойтесь совершить ошибку.

 

149. Единственный человек, спасшийся после кораблекрушения, был выброшен на необитаемый остров. Он изо всех сил молился Богу о спасении, и каждый день всматривался в горизонт, но никто не плыл на помощь.

Измученный, он, наконец, построил хижину из обломков корабля, чтобы защититься от стихии и сохранить свои немногие вещи. Но однажды, побродив в поисках пищи, он вернулся и увидел, что его хижина объята пламенем, и к небу восходит дым. Случилось самое страшное: он потерял всё.

Объятый горем и отчаянием, он воскликнул: «Боже, за что?».

Рано утром на следующий день его разбудили звуки приближающегося к острову корабля, спешащего на помощь.

— Как вы узнали, что я здесь? — спросил человек своих спасителей.

— Мы видели ваш сигнальный костёр, — ответили они.

Как легко впасть в отчаяние, когда приходит беда. Но не нужно опускать руки, ведь Бог заботится о нас, даже когда нас постигают боль и страдания. Об этом надо помнить всякий раз, когда ваша хижина сгорает дотла: может быть, это сигнальный костёр, призывающий Бога на помощь.

 

150. В Древнем Риме группа прорицательниц, известных как Сивиллы, написала девять книг, которые предсказывали будущее Римской империи. Они принесли книги Тиберию.

— Сколько они стоят? — спросил римский император.

— Сто кусков золота, — ответили ему Сивиллы.

Тиберий сердито прогнал их со своих глаз. Сивиллы сожгли три книги и возвратились к нему.

— Они всё ещё стоят сто кусков золота, — сообщили они Тиберию.

Он рассмеялся и отказался: почему он уплатит за шесть книг стоимость девяти? Сивиллы сожгли ещё три книги и возвратились с тремя остальными.

— Цена — всё ещё сто кусков золота, — сказали они.

Тиберий, поглощённый любопытством, решил заплатить. Но он был способен прочитать только часть будущего своей империи.

Учитель сказал: "Очень важно в жизни не торговаться, когда есть возможность".

 

151. Один человек, измученный бесконечными неудачами, поклялся, что если несчастья оставят его, он продаст свой дом и раздаст все деньги, которые получит за него, нищим.
Через некоторое время он вспомнил о своей клятве. Но ему не хотелось терять так много денег, и тогда он придумал выход из положения.
Он объявил, что продает свой дом, но с кошкой в придачу. За дом он просил одну серебряную монету, а за кошку - десять тысяч.
Вскоре пришел покупатель и купил дом и кошку. Одну монету, полученную за дом, человек отдал беднякам, а десять тысяч, вырученные за кошку, оставил себе.
Многие люди мыслят так же, как этот человек. Они решают следовать какому-нибудь обязательству, но свою связь с ним истолковывают так, как им выгодно. До тех пор, пока они не преодолеют этой тенденции путем особой тренировки, они вообще не смогут что-либо делать.

 

152. Жил однажды дровосек, пребывавший в очень бедственном положении. Он существовал на ничтожные денежные суммы, вырученные за дрова, которые он приносил в город на себе из ближайшего леса.
Однажды МАСТЕР, проходивший по дороге, увидел его за работой и посоветовал ему идти дальше в лес, сказав:
- Иди вперёд, иди вперёд!
Дровосек послушался совета, отправился в лес и шёл вперёд, пока не дошёл до сандалового дерева. Он был очень обрадован этой находкой, срубил дерево и, захватив с собой столько кусков его, сколько мог унести, продал их на базаре за хорошую цену. Потом он начал удивляться, почему добрый МАСТЕР не сказал ему о том, что в лесу есть сандаловое дерево, а просто посоветовал идти вперёд.

На следующий день, дойдя до срубленного дерева, он пошёл дальше и нашёл медные залежи. Он взял с собой столько меди, сколько мог унести и, продав её на базаре, выручил ещё больше денег. На следующий день он пошёл ещё дальше и нашёл серебряные россыпи. На следующий день он нашёл золото, потом - алмазы и, наконец, приобрёл огромные богатства.

Именно таково, положение человека, который стремится к истинному знанию: если он не остановится в своём движении после того, как достигнет некоторых сверхнормальных сил, то, в конце концов, найдёт богатство вечного Знания и Истины, которое, не будет идти ни в какое сравнение с обычным богатством, в обычном понимании этого слова.

 

153. Давным-давно в старинном городе жил Мастер, окружённый учениками. Самый способный из них однажды задумался: "А есть ли вопрос, на который наш Мастер не смог дать ответа?" Он пошёл на цветущий луг, поймал самую красивую бабочку и спрятал её между ладонями. Бабочка цеплялась лапками за его руки, и ученику было щекотно. Улыбаясь, он подошёл к Мастеру и спросил:

— Скажите, какая бабочка у меня в руках: живая или мертвая?

Он крепко держал бабочку в сомкнутых ладонях и был готов в любое мгновение сжать их ради своей истины.

 

Не глядя на руки ученика, Мастер ответил:

Всё в твоих руках.

 

154. Мастер Мурамаса делал самурайские мечи как разящее оружие. Мастер Масамунэ — как оружие, которым защищают свою жизнь.

Чтобы сравнить, их клинки вонзили в дно ручья.

По течению плыли опавшие листья.

Все листья, что прикасались к мечу Мурамаса, оказывались рассечёнными на две части. Листья оплывали меч Масамунэ, не касаясь его.

 

155. Рассказывают, что один факир, желавший учиться, не прикладывая усилий, был через некоторое время изгнан из круга шейха Шаха Гваттха Шаттара. Когда Шаттар сообщил ему о своем решении, факир сказал:
У вас репутация мастера, способного обучить всей мудрости в мгновение ока, и вы все же ждете, чтобы я проводил с вами много времени!
Ты еще не научился как учиться, однако ты узнаешь, что я имею в виду, - сказал суфий.
Факир сделал вид, что покинул Шаттара, а сам стал каждую ночь прокрадываться в теккию и наблюдать за шейхом. Вскоре он увидел, как Шах Гваттх достал из инкрустированного металлического ларца драгоценный камень. Подняв его над головами своих учеников, он сказал:
- Это хранилище моего знания и не что иное, как Талисман Просветления.
- Так вот в чем секрет силы шейха, - подумал факир.
Той же ночью он опять пробрался в зал медитаций и украл талисман.
Однако, как он ни старался, в его руках драгоценный камень не открывал никаких секретов и не давал никакой силы. Факир был горько разочарован.
Он стал учителем, набрал учеников и пытался вновь и вновь просветлить их или самого себя при помощи талисмана, но все было напрасно.
Однажды, когда его ученики ушли спать, а он сидел в своей обители, размышляя над своими проблемами, перед ним появился Шаттар.
- Факир!- сказал Шах Гваттх. - Ты всегда можешь украсть что-нибудь, но заставить это работать ты можешь не всегда. Ты можешь украсть даже знание, но для тебя оно будет бесполезным подобно тому, как вору, который украл бритву у брадобрея (сделанную благодаря знанию кузнеца), но не знает, как брить, бесполезна эта бритва. Он объявляет себя брадобреем и погибает в мучениях из-за того, что не только не сбрил ни одной бороды, но даже, вместо этого, перерезал несколько глоток.
- Но у меня есть талисман, а у вас нет, - сказал факир.
- Да, у тебя есть талисман, но я - Шаттар, - сказал суфий. - Своим умением я могу сделать другой талисман, ты же со своим талисманом не сможешь стать Шаттаром.
- Зачем же вы тогда пришли - просто мучить меня? - вскричал факир.
- Я пришел сказать тебе, что, если бы ты мыслил, не столь буквально, то не вообразил бы, будто обладать вещью - а это то же самое, что и быть способным измениться с её помощью, и ты был бы готов учиться, как учиться.
Однако, факир полагал, что суфий лишь пытается заполучить обратно свой талисман, и, поскольку не был готов учиться как учиться, то решил упорно продолжать свои эксперименты с драгоценным камнем.
Его ученики продолжили его дело, и их последователи тоже, и т. д. Фактически, ритуалы, которые являются результатом его неустанного экспериментирования, в наши дни составляют сущность их религии. Эти обычаи настолько стали, освящены временем, что никто не может себе и представить, что они имеют свое собственное происхождение в тех обстоятельствах, о которых только что было рассказано.

Почтенные носители этой веры стараются быть столь же благочестивыми и безупречными, поэтому эти верования никогда не умрут.

 

156. Кто-то сказал Бахауддину Накшбанди:

— Изгнание ученика, должно быть, причиняет вам страдание?

Тот ответил:

— Наилучшим способом проверки и помощи ученику, если это, возможно, может быть его изгнание. Если тогда он обращается против вас, у него есть шанс обнаружить собственную поверхностность и недостатки, которые привели к изгнанию. Если он прощает вас, он имеет возможность заметить, нет ли в этом чего-то от святошества. Если он восстанавливает внутреннее равновесие, он будет в состоянии принести пользу нашему делу и, в особенности, извлечь пользу для себя самого.

 

157. «…..Жили, были на свете два человека! Они были очень похожи друг на друга, особенно внешне, и в то же время были очень разные, особенно внутренне.

Первый человек был ооочень умный. Второй человек был просто мудрый.

Первый человек все время пытался смотреть, а второй – видеть. Первый пытался слушать, а второй – слышать. Первый пытался внимать, а второй – понимать.

И вот каждый жил и развивался в своем темпе и со своей скоростью.

Случилось так, что однажды им пришлось очень долго идти вместе по дороге, которая проходила по большому полю. Оба они очень устали и присели отдохнуть. Вдруг они поняли, что не взяли с собой ничего не только из еды, но и из питья. Первый человек стал бегать в разные стороны и искать источник воды, второй же просто сел в удобную позу и закрыл глаза……

Через несколько часов, первый человек, обессиленный вернулся ко второму, и упал рядом с ним, так и не отыскав ничего для утоления своей жажды. Второй же человек был по-прежнему бодр, весел и был готов продолжать путь.

Прошло еще немного времени и первый человек, подняв голову, спросил второго:

- Как тебе удается быть спокойным и что мне надо сделать, чтобы стать таким как ты?

Второй отвечал:

- В свое время у меня был учитель. Он передал мне, как я могу из ничего сделать что-то и использовать это для себя в экстремальных случаях. Ему это передал его учитель, его учителю это передал его учитель и т.д. Благодаря этому я сделал для себя воду и наполнился ею, сейчас делаю кашу и скоро буду, ее есть.

Тогда первый с мольбой попросил второго о том, чтоб он  и ему дал возможность напиться. Второй сказал хорошо. Достал из кармана лист бумаги, написал на нем слово ВОДА и отдал первому, сказав:

- А теперь - представь воду и то, как она наполняет тебя и каждую клеточку твоего организма.

Первый схватил эту бумагу и очень долго что-то пытался с ней делать, но так и ничего и не смог. После этого он попросил второго, чтоб тот научил его как это делать.

Второй ответил:

- Мой учитель передал мне знания как мне это делать, но пока не передал, как я могу обучать это делать других.

С этими словами он встал, взвалил тело первого человека себе на плечо и понес его к НАЧАЛУ………….»

 

158. Один человек повстречал старого друга, который пытался приспособиться к жизни и так, и эдак, да всё без толку. "Надо бы дать ему немножко денег", - подумал он. И так случилось, что в тот же вечер узнал он, что друг его разбогател и роздал все свои долги за много лет.
Пошли они в бар, где любили бывать, и друг его платил за всех. Когда же его спросили, в чем причина такого успеха, тот ответил, что вплоть до самого недавнего времени жил как Другой.
- Что еще за "Другой"? - спросили его.
- Другой - это тот, кем меня учили быть, но кем я не являюсь. Другой убежден, что человек всю свою жизнь обязан думать о том, как бы скопить денег, чтобы под старость не умереть с голоду. И столько он об этом думает, и такие строит грандиозные планы, что обнаруживает, что жив, лишь, когда дней его на земле остается совсем мало. Спохватывается он, да поздно.
- Ну, а кто же ты такой?
- А я - такой же, как любой из нас, если только он слушает голос своего сердца. Человек, очарованный мистерией жизни, человек, открытый чуду, человек, которого радует и воодушевляет все, что он ни делает. Беда в том, что Другой, вечно томимый страхом разочарования, не давал мне поступать так.
- Но ведь существуют и страдания, - возразили посетители бара.
- Существуют поражения. И никто на свете от них не застрахован, более того - никто их не избегнет. А потому лучше воевать за исполнение своей мечты и в войне этой проиграть несколько сражений, чем быть разгромленным и при этом даже не знать, за что же ты сражался.
- И всё? - спросили слушатели.
- И всё. Когда мне открылась эта истина, я решил быть таким, каким мне на самом деле всегда хотелось быть. Другой остался там, у меня дома, он смотрел на меня, но я его к себе больше не впускал, хоть он несколько раз и пытался напугать меня, внушить, как сильно я рискую, не заботясь о своем будущем, не откладывая на черный день.
И с того мгновения, как я изгнал Другого из моей жизни, Божественная энергия стала творить свои чудеса.

 

159. Лягушка попала в колею на грязной деревенской дороге и не могла оттуда выбраться. Ей было трудно, она пробовала, но ничего не получалось! Друзья помогали ей. Они делали всё, что можно. Под вечер угнетённые, разочарованные, они оставили её на волю судьбы. На следующий день друзья пришли посмотреть на неё, думая, что она уже мертва.

К их удивлению, лягушка весело прыгала.

— Это просто чудо! Как тебе удалось выбраться из грязи?

— Обыкновенно, — сказала лягушка. — Появился грузовик,… и…… я должна была выбраться!

 

160.

— Пойдём на гору, где обитает Бог, — предложил рыцарь своему другу. — Я хочу доказать, что всё, что он знает, это - как задавать нам вопросы, тогда как он ничего не делает, чтобы облегчить наше бремя.

— Хорошо, а я пойду туда, чтобы продемонстрировать свою веру, — сказал другой.

Они поднялись на гору вечером и услышали голос в темноте: "Нагрузите ваших коней внизу камнями с земли".

— Видел?! — сказал первый рыцарь. — После такого восхождения он ещё хочет заставить нас нести тяжкое бремя. Я не подчинюсь!

Второй сделал так, как велел голос. Они достигли подножья горы с рассветом, и первые лучи солнца сияли в камнях, который принёс набожный рыцарь: они были чистыми алмазами.

 

Учитель сказал:

"Решения Бога загадочны; но они всегда в твою пользу".

 

161. Однажды в коконе появилась маленькая щель, случайно проходивший человек долгие часы стоял и наблюдал, как через эту маленькую щель пытается выйти бабочка. Прошло много времени, бабочка как будто оставила свои усилия, а щель оставалась все такой же маленькой. Казалось, бабочка сделала все, что могла, и что ни на что другое у нее не было больше сил.
Тогда человек решил помочь бабочке: он взял перочинный ножик и разрезал кокон. Бабочка тотчас вышла. Но ее тельце было слабым и немощным, ее крылья были неразвитыми и едва двигались. Человек продолжал наблюдать, думая, что вот-вот крылья бабочки расправятся и окрепнут и она сможет летать. Ничего не случилось! Остаток жизни бабочка волочила по земле свое слабое тельце, свои не расправленные крылья.
Она так и не смогла летать. А все потому, что человек, желая ей помочь, не понимал того, что усилие, чтобы выйти через узкую щель кокона, необходимо бабочке, чтобы жидкость из тела перешла в крылья и чтобы бабочка смогла летать. Жизнь заставляла бабочку с трудом покинуть эту оболочку, чтобы она могла расти и развиваться.
Иногда именно усилие необходимо нам в жизни. Если бы нам позволено было жить, не встречаясь с трудностями, мы были бы обделены. Мы не смогли бы быть такими сильными, как сейчас. Мы никогда не смогли бы летать.
Я просил сил ... а жизнь дала мне трудности, чтобы сделать меня сильным.
Я просил мудрости: а жизнь дала мне проблемы для разрешения.
Я просил богатства: а жизнь дала мне мозг и мускулы, чтобы я мог работать.
Я просил возможности летать ... а жизнь дала мне препятствия, чтобы я их преодолевал. Я просил любви ... а жизнь дала мне людей, которым я мог помогать в их проблемах.
Я просил благ ... а жизнь дала мне возможности. Я ничего не получил из того, о чем просил:
Но я получил все, что было мне нужно.
Живи без страха, смело встречай все препятствия и докажи, что ты можешь их преодолеть.

 

Самое большое заблуждение – считать, что кто-то может помочь человеку быть другим. Никогда этого не произойдет, пока сам Человек не поймет, что это для него жизненно необходимо и что только от него самого зависит то, каким он покинет этот мир.

 

162. Первая ступень 

Один искатель пришел к святому Раманудже и сказал:
– Я хочу найти путь к Богу. Помоги мне!
Рамануджа внимательно посмотрел на него и спросил:
– Скажи мне сначала, любил ли ты кого-нибудь?
Искатель ответил:
– Любовь и прочие мирские дела меня не интересуют. Я хочу прийти к Богу!
– И все же, подумай еще раз: любил ли ты в своей жизни женщину, ребенка – кого-нибудь?
– Я ведь уже сказал тебе, что я не обычный мирянин. Я – человек, желающий познать Бога. Все остальное меня не интересует. Я никого не любил.
Глаза Рамануджи наполнились глубокой грустью, и он ответил искателю:
– Тогда это невозможно. Сначала тебе следует познать, каково это – действительно, по-настоящему любить кого-то. Ты спрашиваешь меня про последнюю ступень на пути к Богу, а сам еще не ступил на первую. Иди и полюби кого-нибудь!

 

163. Слон 

Из Индии недавно приведен,
В сарае темном был поставлен слон,
Но тот, кто деньги сторожу платил,
В загон к слону в потемках заходил.
А в темноте, не видя ничего,
Руками люди шарили его.
Слонов здесь не бывало до сих пор.
И вот пошел средь любопытных спор.
Один, коснувшись хобота рукой:
“Слон сходен с водосточною трубой!”
Другой, пощупав ухо, молвил: “Врешь,
На опахало этот зверь похож!”
Потрогал третий ногу у слона,
Сказал: “Он вроде толстого бревна”.
Четвертый, спину гладя: “Спор пустой
– Бревно, труба, он просто схож с тахтой”.
Все представляли это существо
По-разному, не видевши его.
Их мненья – несуразны, неверны –
Неведением были рождены.
А были б с ними свечи – при свечах
И разногласья б не было в речах.

 

164. Гляжусь в тебя как в зеркало

Учитель, враждебен ли мир человеку? Или он несет ему благо?” – спросил ученик дервиша. “Позволь мне рассказать притчу”, – ответил учитель. Давным-давно великий шах приказал построить прекрасный дворец. В одной его зале все стены, потолок, двери и даже пол были сделаны из зеркал, а каждый звук отдавался гулким эхом. Однажды в эту залу забежала собака и застыла в изумлении – целая свора окружила ее со всех сторон, сверху и снизу. Собака оскалила зубы, и отражения ответили ей тем же. Перепугавшись не на шутку, она отчаянно залаяла. Эхо не отставало. Собака металась, кусая воздух, и ее отражения тоже носились вокруг, щелкая зубами.


Наутро слуги нашли несчастное животное бездыханным в окружении миллионов отражений издохших собак. В зале не было никого, кто мог бы причинить ей хоть какой-то вред. Собака погибла, сражаясь со своим собственным отражением. Мир сам по себе не приносит нам ни добра, ни зла. Он безразличен к человеку. Все происходящее вокруг нас – всего лишь отражение наших собственных мыслей, чувств, желаний и поступков. Мир – это большое зеркало.

 

165. Вера

Марпа всю жизнь находился в поиске своего учителя. И вот, найдя истинного Мастера, он припал к его ногам с единственным вопросом:

– Что я теперь должен делать?

Гуру ответил:

– Ничего. Просто верь в меня, и мое имя будет твоей тайной мантрой.

Марпа был простым человеком: недолго думая он испробовал мантру в действии – и с именем Учителя на устах пошел по воде! Мастер не мог поверить своим глазам.

– В чем твой секрет?!?– искренне удивился он.

– Никакого секрета нет. Я сделал так, как ты учил: вспомнил тебя и сказал: “Учитель, позволь мне ходить по воде”, – и это случилось.

Мастер был не в силах понять, как же это могло произойти. Ведь сам он был не способен ходить по воде. С другой стороны, он ведь никогда и не пытался… Но прежде чем рисковать самому, он решил испытать мантру еще раз и приказал Марпе спрыгнуть с утеса. Все, затаив дыхание, ожидали, что Марпа разобьется, но тот приземлился под деревом в долине живым и невредимым.

– Ты вновь использовал мое имя? – спросил Мастер.

– Да, это было твое имя.

– Довольно, теперь мой черед!?– с этими словами Учитель шагнул в реку и… тут же пошел ко дну.

Марпа был поражен до глубины души, когда увидел, как ученики вытащили полумертвого Мастера из воды.

– Как же так могло произойти? – недоумевал он.

– Прости меня, – сказал наставник, – я не Мастер, а всего лишь притворщик.

– Если это правда, то почему же работало твое имя?

– Работало не имя, а твоя вера. Именно она дала тебе силы творить чудеса.

 

166. Чаша желаний

 Жил некогда очень властный и гордый царь. Когда он проезжал по своим владениям, народ падал ниц и кричал: – Да здравствует наш повелитель! А сзади шел казначей и кидал людям золото. Тому же, кто не склонялся перед царем, отрубали голову.

Однажды во время шествия царь заметил монаха, который шел ему навстречу с поднятой головой. Палач уже было занес над непокорным свой меч, но повелитель остановил его. Сойдя с паланкина, царь кинулся к страннику и пал перед ним на колени. Это был его отец, который когда-то отрекся от престола и отправился на поиски истины. 

– Отец, как я рад, что ты вернулся! – Я не вернулся. Я был на одном краю земли, а теперь иду на другой. Мой путь лежит через твои владения.
– Но это и твои владения, отец! Мне больно видеть тебя в этих лохмотьях. Казначей, отсыпь ему золота, сколько бы ни попросил!!!
– Нет, сын. Просто накорми меня или подай несколько монет.

С этими словами монах протянул царю деревянную чашу. Государь велел наполнить ее до краев, но сколько бы золота ни сыпали в нее, она оставалась пустой. Тогда царь велел привезти сначала одну телегу золотых монет, потом другую. Но все было тщетно. Чаша не наполнилась даже после того, как в ней оказалось сорок телег золота. И тогда царь воскликнул: 

– Отец, я не пойму, мы бросили в чашу всю казну, но она по-прежнему пуста!
– Сынок, я рад, что ты уже сейчас задумался над этим.

 Увы, я был глуп и кинул в нее все что имел – свою молодость, здоровье, царство. Но, как видишь, она так и осталась пустой. Ибо это чаша желаний, и она не станет полнее, даже если положить в нее собственную жизнь.

 

167. Секрет счастья

Жил когда-то человек, который высекал камни из утеса. Его труд был тяжел, и он был недоволен. Однажды камнетес в серд­цах воскликнул: “Ах, если бы я был богатым!” И о чудо! Его желание исполнилось. Спустя какое-то время в город, где он жил, приехал царь. Увидев правителя, над головой которого слуги держали золотой зонт, богач почувствовал зависть. В сердцах он воскликнул: “Ах, если бы я был царем!” И его желание исполнилось. Как-то раз он отправился в поход. Солнце палило так, что даже золотой зонт не в силах был уберечь царя от обжигающих лучей. И он подумал: “Ах, если бы я был солнцем!” Его желание исполнилось и на этот раз. Но однажды солнечный свет затмило облако. Тогда солнце воскликнуло: “Ах, если бы я было облаком!” И был он облаком, и проливался дождем, и вода заполняла все уголки мира. Но вот беда!

Капли дождя отчаянно бились об утес, но никак не могли сокрушить его. Дождь воскликнул: “Ах, если бы я был утесом!” Но пришел камнетес, занес свою кирку над скалой и поработил ее. И утес воскликнул: “Ах, если бы я был камнетесом!” В тот же миг он вновь стал собой и понял, что ни богатство, ни власть не дадут ему радости. Ключ к счастью – уметь радоваться тому, что имеешь.

 

168. В единстве с Богом

Я говорил с моим внутренним возлюбленным и спросил: почему такая спешка? Ведь мы чувствуем, что есть некая духовная сила, которая любит птиц, животных и насекомых.

 Возможно, это тот же дух, что давал тебе сияние в утробе матери. Конечно, сейчас, в путешествии своем, ты осиротел. Но правда в том, что ты сам отвернулся и решил идти в темноту один. Теперь ты запутался в других и забыл то, что когда-то знал. И потому, что бы ты ни делал, все оборачивается странной неудачей. Сначала ты думаешь, что все делаешь не так, как надо. И вновь пытаешься, но... опять неудача. Ты в недоумении: “Может, у меня недостаточно мастерства?” Ты начинаешь учиться, но вновь проигрываешь. В конце концов ты решаешь, что весь мир ополчился против тебя и ты пал жертвой людской зависти, – и обрекаешь себя на новые провалы. Ты пытаешься найти объяснение своему невезению, но так и не можешь понять, что основная причина твоих несчастий – ты сам. Когда ты пытаешься сделать что-либо сам, отдельно от целого, это обречено на провал. Удача может быть, только если ты в Боге и с Богом.

опубликовала Ведана

Все Притчи:  1   2   3   4   5   6

 

Читайте также: