главная ХРАМ ЗНАНИЙ ПРИТЧИ-3

69. Ученик сказал учителю:

— Я истратил большую часть дня, думая о вещах, о которых я не должен думать, желая вещи, которые я не должен желать и строя планы, которые я не должен строить.

Учитель пригласил ученика на прогулку через лес за его домом. По дороге он указал на растение и спросил ученика, знает ли он его название.

— Белладонна, — ответил ученик. — Она может убить каждого, кто съест её листы.

— Но она не может убить того, кто просто наблюдает за ней, — сказал учитель. — Подобно этому, отрицательные желания не могут вызвать никакого зла, если ты не позволишь им соблазнить тебя.

 

70. Твои жизненные проблемы можно свести в самой их основе к твоим сексуальным проблемам. Можешь продолжать решать другие проблемы, но никогда не сможешь их решить, потому что это не настоящие проблемы. Но если ты решишь сексуальную проблему, все остальные исчезнут, потому что ты решил основную. Но ты боишься даже смотреть на неё. Но это просто, если ты можешь отложить в сторону свою обусловленность.

Разочарованная старая дева была бичом полиции.

Она непрерывно звонила и говорила, что у неё под кроватью прячется мужчина. В конце концов, её послали в психбольницу, где ей прописали последние лекарства, и через несколько недель доктор пришёл с ней побеседовать и решить, достигнуто ли излечение.

— Мисс Растифан, — сказал доктор, — видите ли вы мужчину под кроватью, как и раньше?

— Нет, не как раньше, — сказала она. Но как только доктор приготовился её выписать, она добавила:

— Теперь я вижу двух.

Доктор объявил консилиуму, на что жалуется эта женщина, и что только одно средство может исцелить её болезнь, которая называется "злостная девственность", и предложил устроить её в спальне с Большим Даном, плотником больницы.

Большого Дана привели, объяснили, на что жалуется эта женщина, и сказали, что его запрут с ней на час. Он сказал, что ему не потребуется столько времени, и вся группа столпилась у дверей в тревожном ожидании. Они услышали:

— Нет, нет, перестань, Дан. Моя мать тебе бы этого никогда не простила!

— Замолчи, это нужно сделать рано или поздно. Это нужно было сделать много лет назад!

— Тогда примени силу, грубиян!

— Это всего лишь то, что должен был сделать твой муж, если бы он у тебя был.

Вне себя от нетерпения медики ввалились в комнату.

… Он отпилил ножки у кровати………….

Иногда лекарство очень просто. А ты продолжаешь делать тысячу и одну вещь…

И этот плотник нашёл правильный выход — просто отпилил ножки у кровати, и всё было кончено! Где теперь спрятаться мужчине?

Секс — это коренная причина почти всех твоих проблем. Это неизбежно, из-за тысяч лет отравления. Нужно великое очищение. Предъяви вновь права на свою свободу. Воспользуйся своим правом любить. Обрети вновь свою свободу быть, и жизнь больше не будет проблемой.

 

71. Молодой Наполеон дрожал подобно тростнику на ветру во время свирепых артобстрелов в Тулоне. Солдат, увидев его в это время, сказал другим солдатам:

— Взгляните на него, он боится смерти.

— Да, я боюсь, — ответил Наполеон. — Но я продолжаю бороться. Если бы вы почувствовали хотя бы каплю страха, который чувствую я, вы сразу бы убежали.

Учитель сказал: «Страх не является признаком малодушия. Этот страх позволяет нам быть смелыми и достойными перед лицом жизненных ситуаций. Тот, кто испытывал страх, и, несмотря на него, действовал, не позволяя ему запугать себя — доказывает свою храбрость.

Но тот, кто в трудной ситуации не считался с опасностью, доказывает только свою безответственность»…

 

72. Умер Папа Римский и попал, разумеется, в Рай.

Его представили высокому кругу архангелов, устроили личную аудиенцию с Господом. Тот спросил Папу: - Чего ты хочешь?

- Я хочу ознакомиться с оригиналом Библии, с самым первым вариантом. Его отвели в библиотеку. И через час оттуда донесся плач. И крики: "Это несправедливо! Несправедливо!!"

- Что ты считаешь несправедливым? - спросил вбежавший Бог. Папа поднял заплаканные глаза:

 - В оригинале – нет ни слова о безбрачии!

 

73. Приходит человек к лекарю.

— Погибаю, — говорит. — Ох, живот болит! Лекарь, спаси меня, умоляю!

Лекарь посмотрел на него:

— Что ты ел?

— Да я, — говорит, — работаю пекарем. Целая печь хлеба сгорела. Ну, осталось там немного не до конца сгоревших буханок, вот я их каждый день ем. Жалко ведь добро!

Тогда лекарь говорит своему ученику:

— Принеси-ка лекарство от слепоты. Пусть каждый день по три капли в глаза капает.

Пекарь спрашивает:

— Ты что, издеваешься надо мной? Я же зрячий! У меня живот болит!

— Да, нет! Если ты зрячий, тогда почему ел горелый хлеб?

 

74. Однажды один юродивый повстречал Гарун аль-Рашида Багдадского.

— Ты откуда идёшь, странник? — спросил правитель.

— Из ада, — ответил тот.

— И что же ты делал там?

— Нужен был огонь, чтобы раскурить трубку, и я решил спросить, не поделятся ли жители ада им со мной.

— Ну и как, взял огня? — спросил Гарун аль-Рашид.

— Нет, тамошний царь ответил, что у них нет его. Я, конечно, спросил, как же так? На что хозяин ада ответил: «Говорю тебе, у нас нет здесь огня, каждый приходит со своим собственным».

 

75. Однажды два моряка отправились в странствие по свету, чтобы найти свою судьбу. Приплыли они на остров, где у вождя одного из племён было две дочери. Старшая — красавица, а младшая — не очень.

Один из моряков сказал своему другу:

— Всё, я нашёл своё счастье, остаюсь здесь и женюсь на дочери вождя.

— Да, ты прав, старшая дочь вождя красавица, умница. Ты сделал правильный выбор — женись.

— Ты меня не понял, друг! Я женюсь на младшей дочери вождя.

— Ты что с ума сошёл? Она же такая… не очень.

— Это моё решение, и я это сделаю.

Друг поплыл дальше в поисках своего счастья, а жених пошёл свататься. Надо сказать, что в племени было принято давать за невесту выкуп коровами. Хорошая невеста стоила десять коров.

Пригнал он десять коров и подошёл к вождю.

— Вождь, я хочу взять замуж твою дочь и даю за неё десять коров!

— Это хороший выбор. Моя старшая дочь красавица, умница, и она стоит десяти коров. Я согласен.

— Нет, вождь, ты не понял. Я хочу жениться на твоей младшей дочери.

— Ты что, шутишь? Не видишь, она же такая… не очень.

— Я хочу жениться именно на ней.

— Хорошо, но как честный человек я не могу взять десять коров, она того не стоит. Я возьму за неё три коровы, не больше.

— Нет, я хочу заплатить именно десять коров.

Они поженились.

Прошло несколько лет, и странствующий друг, уже на своём корабле, решил навестить оставшегося товарища и узнать, как у него жизнь. Приплыл, идёт по берегу, а навстречу женщина неземной красоты.

Он её спросил, как найти его друга. Она показала. Приходит и видит: сидит его друг, вокруг детишки бегают.

— Как живёшь?

— Я счастлив.

Тут входит та самая красивая женщина.

— Вот, познакомься. Это моя жена.

— Как? Ты что женился ещё раз?

— Нет, это всё та же женщина.

— Но как это произошло, что она так изменилась?

— А ты спроси у неё сам.

Подошёл друг к женщине и спрашивает:

— Извини за бестактность, но я помню, какая ты была… не очень. Что произошло, что ты стала такой прекрасной?

— Просто, однажды я поняла, что стою десяти коров…

 

76. Некий человек заболел и отправляется к врачу за помощью. Доктор осматривает его, затем выписывает рецепт. Больной твёрдо верит своему врачу. Он возвращается домой и в комнате, в красном углу, помещает красивый портрет или статую доктора. Затем садится и выражает почтение портрету или статуе: отвешивает три раза поклоны, возлагает у подножия цветы, возжигает благовония; далее он вынимает прописанный ему доктором рецепт и очень торжественно читает его вслух:
- Две пилюли утром! Две пилюли вечером!
Целый день он продолжает читать рецепт - и так
продолжается всю жизнь, потому что он твёрдо верит в доктора. Но всё же рецепт ему не помогает.
Больной решает, что ему надо узнать об этом рецепте побольше; и вот он бежит к врачу и спрашивает его:
- Зачем вы прописали мне это лекарство? Как оно мне поможет?
Будучи умным человеком, доктор разъясняет:
- Вот, слушайте: это - ваша болезнь, а это - её причина. Если вы будете принимать лекарство, которое я вам прописал, оно с корнем устранит главную причину болезни. Когда же причина будет удалена, болезнь сама собой исчезнет.
Больной думает: "Ах, как чудесно! Как мой врач умён! Его рецепты так полезны!" И он отправляется домой, а там начинает ссориться со своими соседями и знакомыми, настаивая:
- Мой врач лучше всех! Все другие врачи бесполезны!
Ну и что он приобретает такими доводами? Он может продолжать сражаться всю свою жизнь, но всё же это совсем ему не поможет. А если он станет принимать лекарство, только тогда этот человек сможет освободиться от своей болезни, от своего несчастья. И лишь тогда лекарство поможет ему.
Каждый освободившийся человек подобен врачу. Из сострадания он прописывает рецепт, даёт людям советы, рассказывает, как можно избавиться от страдания. Если у людей вырабатывается слепая вера в этого человека, они превращают его рецепт в священное писание и начинают ссориться с другими верами, утверждая, что учение основателя их религии является высшим. Но никто не беспокоится о том, чтобы практиковать учение, принять лекарство, прописанное для того, чтобы устранить болезнь. Иметь веру в доктора - полезно, если эта вера поощряет следовать его советам. Понимание действия лекарства тоже благотворно, если это понимание поощряет больного к приёму лекарства. Но без действительного приёма лекарства нельзя излечиться от болезни. Вы сами должны принять лекарство.

 

77. Однажды к Будде пришёл человек, очень культурный, очень образованный и очень учёный. И он задал Будде вопрос. Будда сказал:

— Извините, но прямо сейчас я не могу ответить на ваш вопрос.

Человек удивился:
— Почему вы не можете ответить? Вы заняты или что-то другое?

Это был очень важный человек, хорошо известный во всей стране, и, конечно, он почувствовал себя обиженным тем, что Будда так занят, что не может уделить ему немного времени.

Будда сказал:
— Нет, дело не в этом. У меня достаточно времени, но прямо сейчас вы будете не в состоянии воспринять ответ.

— Что вы имеете в виду?

— Есть три типа слушателей, — сказал Будда. — Первый тип, как горшок, повёрнутый вверх дном. Можно отвечать, но ничего не войдёт в него. Он недоступен. Второй тип слушателей подобен горшку с дыркой в дне. Он не повёрнут вверх дном, он находится в правильном положении, всё, как должно быть, но в его дне дырка. Поэтому кажется, что он наполняется, но это лишь на мгновение. Рано или поздно вода вытечет, и он снова станет пустым. Очевидно, лишь на поверхности кажется, что в горшок что-то входит, на самом деле ничего не входит, поскольку ничего не может удержаться. И, наконец, есть третий тип слушателя, у которого нет дырки, и который не стоит вверх дном, но который полон отбросов. Вода может входить в него, но как только она входит, она тут же отравляется. И вы принадлежите к третьему типу. Поэтому-то мне и трудно ответить прямо сейчас. Вы полны отбросов, поскольку вы такой знающий. То, что не осознано вами, не познано — это отбросы.

 

78. Страдавший от мучительной болезни человек пришел к знаменитому врачу, которому достаточно было лишь посмотреть на больного, чуть прищурив глаза, чтобы увидеть, как на картине, способ лечения. Врач посмотрел на этого больного и увидел нечто, о чем не смог сказать человеку, - так невероятно и странно было увиденное.
- Я не смогу вас вылечить, - сказал он.
Человек же подумал: "Значит, я неизлечим, раз даже этот врач ничего не может". Он вышел в сад, прилег поддеревом и попросил принести ему пиалу кислого молока. Сделав глоток молока, измученный болями, человек задремал. В это время мимо проползала ядовитая змея. Она подползла к пиале с молоком и отпила немного. Тут оказалось, что молоко не пошло змее на пользу. Она срыгнула выпитое и исчезла в траве. Человек же проснулся и снова отхлебнул молока. Тут же его бросило в пот, он упал и потерял сознание, а когда очнулся, то почувствовал себя здоровым. Схватив остатки молока в пиале, он прибежал к врачу и сказал:
- Чего стоит все ваше умение? Я просто попил кислого молока - и все!
- Просто кислого молока? Как бы не так. Дайте-ка сюда пиалу. Вы знаете, что это? Змеиная отрыжка! Я сразу понял, что вас спасло бы. Весь вопрос был в том, как заставить змею рыгнуть!

 

79. Заболел император. Ужаснулась свита, обрадовалась свита. Недуг приковал его к постели. Лекари стали его лечить. День ото дня они пытались что-то сделать, но лучше не становилось!
Проходили дни, месяцы, годы, а он как лежал парализованный, так и лежит. Столько государств он покорил, какие народы поставил на колени! Завоевав полмира, он оказался бессильным перед болезнью. Однажды от беспомощности он пришел в ярость:
- Всем лекарям, которые не смогли меня вылечить, отрубите головы и сложите их на городской стене.
Прошло время. И километры стен побелели от иссушенных черепов ученых мужей. Однажды император позвал своего главного визиря:
- Визирь! Где твои лекари?
- О, мой повелитель! Их больше нет. Вы же сами приказали всех казнить.
- Неужели не осталось ни одного?
- Да. Не осталось ни одного достойного Вашего взора врача во всем государстве.
- Так им и надо...
И опять потянулись долгие безрадостные дни. Однажды император снова спросил:

- Визирь, помнишь, ты сказал, что не осталось лекаря, достойного моего взора? Объясни, что это значит.

- Мой повелитель, в нашем государстве остался один-единственный лекарь. Он живет тут неподалеку.

-Он умеет лечить?
- Да, умеет. Я был у него тогда, но он такой невоспитанный, некультурный, он такой грубиян! Как рот откроет, так слышна отборная брань. А недавно он сказал, что знает секрет лечения самого императора.
- Тогда почему же ты мне не сказал?!
- Но если я его приведу, Вы, мой повелитель, меня казните за его поведение.
- Обещаю, что не сделаю этого. Приведи его сюда!
Через некоторое время визирь привел лекаря.
- Говорят, ты умеешь лечить?
В ответ молчание.
- Почему молчишь? Отвечай! - приказал император.
- Мой повелитель, я запретил ему открывать рот, - сказал визирь.
- Говори, разрешаю! Что? Неужели твоих способностей хватит, чтобы меня вылечить?!
- Не твое собачье дело! Ты можешь усомниться в моих способностях по управлению государством, потому что ты - царь. Но почему ты своим государственным умом лезешь в медицину? Как ты можешь разбираться там? Ты велик в своей работе, но в медицине ты ничем не лучше сапожника.
- Стража!!! - яростно закричал император. - Отрубите ему голову... Нет... Сначала посадите на кол, потом облейте кипящим маслом, а потом разрубите на мелкие кусочки.
За всю жизнь никто ни разу не осмелился даже намеком допустить что-то, выходящее за рамки дворцового этикета, и тем более так отвечать самому императору!
Стража схватила лекаря, заломила ему руки и потащила к выходу, а он, глядя через плечо, с издевкой сказал:
- Эй! Я твоя последняя надежда! Ты сможешь меня убить, но кроме меня не осталось никого, кто смог бы тебя вылечить. А я могу сегодня же поставить тебя на ноги. А я могу сегодня же поставить тебя на ноги.
Император сразу остыл:
- Визирь! Возврати его.
Лекаря вернули.
- Начинай лечить. Ты сказал, что сегодня же поставишь меня на ноги.
- Но сначала ты должен принять тир моих условия, только после этого я приступлю к лечению.
Подавив очередной приступ ярости в себе, сжав от злости зубы, император процедил:
- Говори!
- Прикажи, чтобы перед воротами дворца поставили самого быстрого скакуна в твоем государстве и небольшой мешочек золота...
- Зачем?
- Это подарок, я очень люблю коней.
- Если ты меня вылечишь, я подарю тебе табун из сорока лошадей, нагруженных мешками с золотом.
- А это потом, потом... Следом отправишь. Второе условие, чтобы во время лечения никого не оставалось во дворце.
- А это еще зачем?!
- Во время лечения тебе может быть больно, ты будешь кричать, чтобы никто не видел тебя слабым.
- Хорошо. Что еще?
- Третье, чтобы твои слуги под страхом смерти не приходили на зов и только через час приступили к исполнению твоих приказаний.
- Объясни!
- Они могут помешать мне, и лечение не будет доведено до конца.
Император принял условия лекаря и велел всем уйти из дворца. Они остались вдвоем.
- Начинай!
- Что начинать, старый осел? Кто тебе сказал, что я умею лечить? Ты попался в мою ловушку. У меня есть час времени. Я так давно ждал подходящего момента, чтобы наказать тебя, кровосос ты поганый! У меня есть три давние мечты, три заветных желания. Первое это плюнуть на твою королевскую морду!
И лекарь от всей души, смачно плюнул императору в лицо. Побелел повелитель от негодования и беспомощности, понимая в какой ситуации оказался. Он начал шевелить головой, чтобы как-то противостоять такому неслыханному изощренному хамству!
- Ах, ты гнилое бревно, старый вонючий кобель, ты еще шевелишься?! Тьфу на тебя еще раз! Вторая мечта была: О-о-о! Как давно я хотел пописать на твою императорскую рожу!
И он начал осуществление своего второго заветного желания.
- Стража!! Ко мне!! - взревел император, но захлебнулся мочой. Он стал отворачивать голову от струи, начал тянуться плечами, чтобы зубами вцепиться в ноги своего оскорбителя. Стража слышала зов повелителя, но не посмела нарушить его приказание.
- Ах ты, дохлая скотина, - сказал лекарь и пнул его ногой.
Император получил удар и почувствовал боль. Он вдруг вспомнил, что рядом у подушки оружейная стойка. Сейчас он схватит свой кинжал, и полоснет по его ногам. Движимый единственным желанием наказать оскорбителя, он начал тянуться к стойке.
- Ты, оказывается, еще можешь шевелиться? - презрительно заметил лекарь. - Третья моя мечта...
Но когда император услышал тре-е-етью мечту этого самозванца, он заревел, как раненый зверь, заскрежетал зубами! Титаническим усилием он сдвинулся с места, сполз с ложа и, упираясь локтями в пол, извиваясь, стал подтягиваться к оружейной стойке...
- Зарублю, - рычал император, сам, лично разрежу на мелкие кусочки!!!
Поднявшись на ватных ногах, держась за стены, он смог добраться до стойки. Дрожащими руками вытащил меч и когда повернулся назад, никого во дворце не было: Он еле доплелся до крыльца.
Ах, как он пожалел, что попался в ловушку этого подлеца, и отдал ему самого быстрого скакуна. Поняв всю безысходность своего состояния, с трудом подошел к первому попавшемуся коню, попытался подняться в седло. Но силы не те! Силы не те! Он зубами схватился за гриву, подтянулся на слабых руках и сел в седло.
Проснулся дух великого воина, проснулся дух великого повелителя, проснулся дух великого полководца.

- Где он? - закричал император стоящим неподалеку слугам.
Но те, боясь произнести хоть слово, кивком головы указали на дорогу, по которой ускакал беглец.
Император пустился в погоню. С каждой минутой он чувствовал, как сил становится все больше и больше. Он выскочил из городских ворот и устремился дальше, пролетая милю за милей.
И вдруг вспомнил: "Боже! Двадцать лет я не сидел в седле! Двадцать лет не видел перед собой гривы коня! Двадцать лет я не держал в руках меча! Двадцать лет не ощущал на лице порывов ветра!"
Вдруг он услышал за спиной давно забытые звуки. Топот копыт и восторженные крики приближались. Сотни его полководцев скакали вслед за ним на лошадях, обнажив мечи и крича:

- Да здравствует император!
Когда они доскакали до него, то увидели, что тот валяется в дорожной пыли, дрыгая руками и ногами, еле дыша от хохота:

- Ах ты, лекарь, твою..! Ах, ты сукин сын! Заслужил ты свой караван золота!

 

80. В одной персидской истории рассказывается о путнике, который с великим трудом брел по дороге.

Он весь был обвешан разными предметами. Тяжелый мешок с песком висел у него за спиной. На шее мельничный жернов. В руках у него было по камню, а на голове тыква. Со стонами он еле-еле продвигался вперед, оплакивая свою горькую судьбу и жалуясь на усталость.

В полдень ему повстречался крестьянин. «Путник, зачем ты несешь камни?»

— «Я их до сих пор не замечал», — сказал путник, выбрасывая камни и чувствуя облегчение. Чуть позже ему повстречался другой крестьянин. «Зачем ты мучаешься с тыквой на голове?» — поинтересовался он.

- «Я не замечал раньше этого», — сказал путник, сбрасывая тыкву. И ему опять стало легче. Он двигался дальше, неся мешок с песком и жернов на шее. И повстречался третий крестьянин и спросил удивленно: «Зачем ты несешь мешок с песком и жернов на шее?»

- «Спасибо, добрый человек, я только сейчас заметил мешок и жернов на шее», — ответил путник и сбросил мешок и снял жернов.

Свободный и веселый, он продолжил свой путь…

 

81. Молодая женщина пришла увидеть странника. Встретившись с ним, она рассказала свою историю:

«Я всегда думала, что у меня есть дар исцеления. Но у меня никогда не хватало смелости опробовать его на ком-нибудь. До недавнего времени у моего мужа сильно болела нога, и никто не мог ему помочь. После некоторых сомнений, я решила попробовать свои силы и положила руки на его ногу, стараясь снять боль. Я сделала это без настоящей веры в то, что я способна ему помочь, и когда я так сделала, то услышала его молитву.

— Пожалуйста, Господи, сделай мою жену способной быть проводником Твоего света и Твоей силы.

Моя рука стала нагреваться, и боль исчезла. Впоследствии я спросила его, почему он так молился. Он ответил, что молил Бога внушить мне уверенность. Сегодня, благодаря тем словам, я способна лечить».

 

82. Некий король однажды пришёл к мудрому Бахауддину Накшбанди, "Мастеру узора" и сел, наблюдая за собранием его учеников.

После, когда они сели ужинать Король сказал:

— О, Учитель Вечности! Я заметил, что во время занятий твои ученики сидят полукруглыми рядами, так же как и мои придворные. Есть ли в этом какой-то знак?

Бахауддин отвечал:

— О Повелитель Мира! Скажи мне скорей, как сидят твои придворные, и я смогу рассказать в таком ли порядке сидят Искатели.

— В первом круге, сидят те, к которым я чувствую особое расположение, — поэтому они ближе всех. Дальше сидят важные и могущественные люди королевства и послы. В самом конце сидят меньшие мира сего.

— В таком случае, — сказал Шах Бахауддин, — мы делим людей по разным признакам. Те, что сидят ближе ко мне, глухи, так они могут слышать. Средняя группа состоит из невежественных, так что они могут сосредоточиться на Учении. Дальше всех сидят Просветлённые, для которых близость такого рода не важна.

 

83. Это случилось на Тибете. Лама, работавший в отдалённом ущелье, написал письмо настоятелю монастыря, своему учителю, в котором просил прислать ещё одного ламу: «Он нужен нам здесь».

Настоятель монастыря вызвал всех своих учеников, прочитал им письмо и сказал:

— Я хотел бы послать пятерых из вас.

Один лама спросил:

— Но просят только одного. Почему пять?

Старый настоятель сказал:

— Узнаете позже. Я пошлю пятерых, но и тогда не будет уверенности, что кто-нибудь из них дойдёт, поскольку путь длинен и на нём тысяча и одно отвлечение.

Они рассмеялись. Они сказали:

— Старик выжил из ума. Зачем посылать пятерых, когда нужен один?

Но старик настоял, и пятеро отправились в путешествие.

На следующее утро, когда они проходили по деревне, к ним подбежал посланец от деревенского главы.

— Наш священник умер, и нам нужен священник. Жалование хорошее.

Деревня выглядела богатой, процветающей, поэтому один из пятерых сказал:

— Я хотел бы остаться здесь, ведь это тоже работа Будды. Зачем идти в ущелье? Здесь я буду делать ту же работу. Достаточно вас четверых с нужен ведь только один. Так что я остаюсь здесь.

Один отпал.

На следующий день они проходили по окраинам города. Им повстречался царь на своём коне. Царь посмотрел на них. Один молодой монах был очень красивым, здоровым и сияющим. Царь сказал:

— Подожди. Я ищу молодого человека, поскольку моей дочери пора замуж. Я много смотрел и наблюдал, и ты кажешься мне весьма подходящим. Ты готов? У меня только одна дочь. Всё мое царство будет твоим.

Конечно, молодой человек сказал своим друзьям: «До свидания!» Он остался; исчез второй.

Теперь оставшиеся трое поняли, что старик не был сумасшедшим. Путь действительно был долгим, и на нём тысяча и одно отвлечение!

Теперь эти трое решили: «Мы не сделаем такого», — хотя в глубине души они чувствовали зависть к тому, кто стал царём, и к тому, кто стал великим священником. И кто знает, что будет в этом ущелье?

На третью ночь они сбились с пути. Лишь вдали на холме светился один огонёк, там стоял одинокий домик. Они добрались туда. Там была только одна молодая женщина, и она сказала:

— Хорошо, что вы пришли сюда. Вы божьи посланники, поскольку мои мать и отец должны были вернуться сегодня вечером и не вернулись. Я боялась оставаться одна в этом доме так далеко от города. Хорошо, что вы здесь. Вы божьи посланники, вас послал сам Будда. Пожалуйста, оставайтесь со мной, не покидайте меня, пока не вернутся мои родители.

На следующее утро они должны были уходить. Но один из них — тот, кто втайне влюбился в эту женщину, — сказал:

— Я не могу уйти, пока не вернулись её родители. Это было бы не сострадательно.

Дело было не в сострадании, дело было в страсти! Но когда есть страсть, люди говорят о сострадании.

Двое других сказали:

— Это нехорошо. Мы должны добраться до места, а ты отпадаешь. А ведь мы решили не делать этого.

Тот человек сказал:

— Всю мою жизнь меня учили быть сострадательным. Эта женщина одинока, родители не возвращаются. Оставить её будет плохо, это будет не благородно. Будда никогда не простит мне. Вы можете идти, — на самом деле, он хотел, чтобы они ушли, — а я остаюсь.

Третий отпал.

В деревне на следующее утро оставшиеся двое были окружены толпой, поскольку в этой деревне жили атеисты; они не верили в Будду. Им двоим был брошен вызов: «Вы должны доказать: то, что говорит Будда, — правда». В деревне жил великий ученый-атеист, он-то и бросил вызов.

Один из двоих принял этот вызов. Второй сказал:

— Что ты делаешь? Кто знает, как долго это продлится?

Тот сказал:

— Даже если на это уйдёт вся моя жизнь… Я предан Будде, а этот человек бросил Будде и его философии вызов.

То не был вызов Будде; то был вызов эго.

— Я не могу покинуть эту деревню, я обращу эту деревню. Ты можешь идти. Действительно, нужен ведь только один.

Вот так и случилось. Тот человек остался спорить, а добрался только один.

 

84. Кто-то сказал Бахауддину Накшбанди:

— Изгнание ученика, должно быть, причиняет вам страдание?

Тот ответил:

— Наилучшим способом проверки и помощи ученику, если это возможно, может быть его изгнание. Если тогда он обращается против вас, у него есть шанс обнаружить собственную поверхностность и недостатки, которые привели к изгнанию. Если он прощает вас, он имеет возможность заметить, нет ли в этом чего-то от святошества. Если он восстанавливает внутреннее равновесие, он будет в состоянии принести пользу нашему делу и, в особенности, извлечь пользу для себя самого.

 

85. Насреддин дал сыну кувшин, приказал ему принести воды из ручья и залепил ему затрещину.
"Это чтобы ты не разбил его!" - крикнул он.
Посторонний человек спросил:
"Как можно бить того, кто не сделал ничего плохого?"
Насреддин ответил:
"А ты, наверное, хочешь, чтобы я ударил его после того, как он разобьет кувшин, когда и вода и кувшин пропадут? С помощью моего метода мальчик все запомнит, а сосуд и его содержимое останутся целыми".

 

86. На планете Земля жил-был однажды отец.

Он пока ещё не был отцом, но скоро должен был им стать, ибо у него вот-вот должен был родиться ребёнок. Он очень хотел, чтобы родился мальчик, и строил в отношении будущего сына грандиозные планы. Отец был плотником и хотел обучить отпрыска плотницкому ремеслу. «Мне так многому нужно его научить, — часто говаривал он. — Я открою ему все тайны профессии, и уверен, ему понравится и он продолжит наше семейное дело». И когда появился ребёнок и оказался он мальчиком, отец был на седьмом небе от счастья. «Это мой сын! — кричал он всем. — Вот тот, кто продолжит славное дело нашей семьи. Вот тот, кто будет носить моё имя. Вот новый великий плотник, ибо я научу его всему, что знаю сам. Мы с сыном здорово заживём».

Ребёнок вырос, стал старше. Он любил своего отца. И отец души не чаял в нём: то и дело брал сына на руки, приговаривая: «Погоди, сынок, я тебя всему научу! Тебе понравится! Ты продолжишь нашу династию и наше ремесло. Люди будут гордиться тобой и после моей смерти». Но произошло неожиданное. Сыну постепенно слало докучать отношение отца, он начал чувствовать, что у него собственный путь в жизни, пусть даже он ни не мог облечь свои чувства в слова.

Понемногу сын начал бунтовать. Когда он стал подростком, его уже совсем не интересовали ни ремесло плотника, ни династия. Он уважительно обратился к отцу:

— Отец, пожалуйста, услышь меня. У меня есть собственные мысли и желания. Есть то, что меня интересует, и это не ремесло плотника.

Отец не поверил своим ушам и сказал:

— Но, сынок, ты ничего не понимаешь! У меня больше жизненного опыта, и я лучше знаю, что тебе нужно. Дай мне всему этому тебя научить. Поверь мне. Дай мне быть для тебя тем, кем я должен быть, — твоим наставником, и мы здорово с тобой заживём.

— У меня другое мнение на этот счёт, отец. Я не желаю быть плотником, как и не желаю обидеть твои чувства. Но у меня свой путь в жизни, и я хочу последовать ему.

Это был последний раз, когда сын разговаривал с отцом уважительно, ибо их взаимное уважение постепенно разрушалось и исчезало, а в сердцах поселилась пустота.

Став ещё старше, сын понял, что отец по-прежнему пытается сделать из него того, кем он быть не хотел. И он, даже не попрощавшись, ушёл из дома, оставив записку: «Пожалуйста, оставь меня в покое». Отец был потрясён. «Я двадцать лет ждал! — думал он. — А мой сын? Он должен был стать всем: плотником, великим мастером своего дела, носящим моё имя. Какой позор! Он разрушил мою жизнь!»

А сын думал: «Этот человек испоганил мне детство и старался превратить меня в того, кем я вовсе быть не хотел. И я не хочу, чтобы нас связывали какие-либо чувства». И на всю дальнейшую жизнь кроме гнева и ненависти между сыном и отцом ничего не оставалось. И когда у самого сына родился ребёнок, прекрасная девочка, сын подумал: «Возможно, только по этому случаю мне стоит пригласить отца, чтобы он увидел продолжение своего рода». Но затем он изменил своё мнение: «Нет, именно отец испортил мне детство, он ненавидит меня. Я не хочу иметь с ним ничего общего». Таким образом, отец так никогда и не увидел свою внучку.

На смертном одре он оглянулся на свою жизнь и произнёс: «Наверное, сейчас, когда моя смерть близка, я должен позвать своего сына». И в этот миг прозрения, чувствуя приближение смерти, он послал за сыном. В ответ сын ему передал следующее: «Мне безразлично, что с тобой происходит, ибо ты разрушил мою жизнь. Я ничего не хочу о тебе знать». И добавил: «Я даже буду рад, если ты умрёшь!» О, какой же ненавистью кипели слова и сердце отца! Он испустил свой последний вздох, думая, как же его угораздило родить столь презренного сына.

Сын прожил счастливую жизнь. Он умер в окружении любящей семьи, которая полакала его душу, навсегда покинувшую Землю. Сын после смерти последовал в пещеру творения. В трёхдневном путешествии он снова обрёл свою сущность и своё имя и отправился дальше, в зал славы. Там ему устроили бурное чествование, и буквально миллионы существ в восхищении аплодировали ему за то, через что он прошёл, живя на Земле. И когда закончилось торжество, сын, уже в своём настоящем облике вселенского существа, которым он был, попал в одну из областей, где сразу же встретил своего лучшего друга, с которым расстался, когда отправлялся на планету Земля. Он увидел его через разделявшую их пустоту и воскликнул:

— Это ты! Я так по тебе соскучился!

И они обнялись, переплетая свои энергии. С огромной радостью они вспомнили о былых временах вселенной, до того, как сын отправился на Землю.

Весело порхая по вселенной, однажды он сказал своему другу:

— А знаешь, ты был прекрасным отцом на Земле.

— Дружище, а ты был прекрасным сыном, — ответил друг. — Разве не было прекрасно то, через что мы прошли на Земле? Как же мощно работает дуальность, она разделила нас на Земле и заставила забыть, что мы друзья.

— Как вообще может быть что-то подобное? — спросил бывший сын.

— Завеса была очень плотна, так что мы не знали, кто мы на самом деле, ответил бывший отец.

— Но то, что мы планировали, прекрасно получилось, не так ил? — спросил бывший сын.

— Да, так, — ответил друг, — ибо у нас не возникло и проблеска понимания того, кто мы на самом деле!

И они полетели дальше, планируя следующее воплощение на Земле.

И можно было слышать: «Давай повторим! Только на этот раз я буду матерью, а ты — дочерью!»

 

87. Один богатый человек пришел к Бокудзю и, положив перед ним туго набитый кошелек с золотыми монетами, сказал:

- Жертвую на строительство храма!

Мастер сказал:

- Очень хорошо.

Человек продолжал стоять. Мастер посмотрел на него и спросил:

- Вы, наверное, ждете от меня благодарности?

Человек неуверенно произнес:

- Ну-у... в общем-то, я думаю, что такую крупную сумму денег вам жертвуют не каждый день. И Вы могли бы поблагодарить меня.

Мастер сказал:

- Это Вы так думаете, а я думаю, что благодарить должен не тот, кто берет, а тот, кто дает.

 

88. Несколько человек прибежали к учителю и стали, перебивая друг друга, задавать вопросы. Наконец Мастеру удалось установить порядок, и они смогли задавать свои вопросы по очереди.

Первый человек сказал:

— Я много лет искал, но ничего не нашёл.

Второй сказал:

— Я нашёл удовольствие в самом процессе поиска: это и есть его смысл?

Третий сказал:

— Иногда мне кажется, что я нашёл, а иногда что нет, и что я должен продолжать поиск.

Четвертый сказал:

— Иногда я сомневаюсь в себе, иногда в учителе, иногда в самой Истине.

Мастер отвечал:

— Существуют сотни таких вопросов и на все один ответ. Слушайте:

Известно, как однажды множество людей решили выкопать сокровище. Они взяли все необходимые инструменты и отправились в место, где оно было зарыто. Они начали раскопки.

Некоторые быстро устали, и подумали, что сокровище не стоит таких усилий. Некоторые находили осколки черепицы, и время от времени думали, что это и есть сокровище. Другие наслаждались своим трудом, думая, что в этом радость поиска и обретения. Некоторые снова, глядя на обилие камней и грязи вокруг, теряли веру, ибо они были слабы духом.

И было много других людей, мужчин и женщин, которые чувствовали разные вещи, вкладывая в работу силы и время. И когда время проходило, а силы иссякали, они становились жертвами заблуждений и вымыслов.

Те, кто был настойчив, наконец, нашли спрятанный сундук, те, кто занимался дебатами и болтовнёй — нет. Те, кто не нашёл сокровище, посвятили остаток своих дней поиску объяснений и оправданий этому, но посвящённые уже перепрятали клад.

И вот те, запутавшиеся и обманутые, скитаются от одного мудреца к другому, выспрашивая, что было в сундуке, где оно сейчас, и как они могут овладеть этим.

И мудрецы, все как один, говорили им, что им не станет доступно ничего из этого, до тех пор, пока они не станут такими же, как те, кто преуспел в поисках.

Но люди искали успеха, а не руководства, так как были уверены, что с самого начала обладали всеми качествами: умом, телом и духом, достаточными для того, чтобы их поиски удачно завершились.

 

89. Жил-был мальчик.

Обыкновенный маленький мальчик.

Он жил в большом городе, в самом центре. Мальчик очень любил лес, бескрайние поля, тихие озера и журчащие реки. Но ничего этого не было в городе. Только один раз в году родители брали сына к бабушке. И тогда мальчик бегал, играл, резвился, как мог, чтобы хватило на целый год. Ведь он знал, что скоро возвращаться. И он возвращался. Какое-то время на его щеках еще играл румянец, и он каждый день по привычке выбегал на улицу, но... Его встречали визжащие машины, несущиеся куда-то и оставляющие за собой клубы едкого дыма. Его встречали грохот улиц и множество людей, бегущих по своим взрослым, непонятным делам. Они не замечали маленького мальчика, они не замечали ужаса вокруг, потому что давно стали частью этого ужаса.

Маленький мальчик выбегал на улицу, и улыбка тут же гасла на его лице. Ведь он сразу превращался из просто маленького мальчика в ненужного маленького мальчика. Его больше не встречала, как родного, лесная опушка и луговые цветы не кивали головками в ответ на ласковые поглаживания ветерка. Его не ждала теплая прохлада лесного озера, и бабушка с кружкой парного молока была где-то далеко. И тогда мальчик отворачивался от шумных улиц, разносящих грязь машин и несущихся куда-то людей. Он отворачивался от сверстников, которые не были маленькими мальчиками и девочками, потому что от них уже пахло перегаром города, и они говорили на непонятном для маленького мальчика языке. Он отворачивался, горько вздыхал и возвращался домой. Он садился у окна и вспоминал родные поля, леса и озера. Но мальчик не переставал выходить на улицу. Он выходил каждый день, не переставая на что-то надеяться.

И вот однажды...
Однажды он вышел из дома и захлебнулся свежим воздухом. Мальчик удивленно оглянулся вокруг и не узнал города. Всю ночь шел снег. Большие хлопья падали до сих пор. Вокруг было белым-бело. Исчезли серые улицы, вместо них мальчик вдруг увидел чистые лесные дорожки, исчез потухший, наполненный мусором фонтан, на его месте вдруг появилось белое замерзшее озеро. Снег весело искрился, словно говоря: "Вот он я! Вот он я! Ты больше не один, давай играть!" И маленький мальчик засмеялся в ответ. Он бросился бежать по лесным дорожкам улиц, среди заснеженных деревьев-столбов к площади чьего-то там имени, но теперь она стала безымянной белой полянкой, на которой можно было играть с озорными снежинками. Мальчик бежал и смеялся, не слыша, как взрослые что-то говорили ему вслед на своем непонятном языке. Наверное, они по своему обыкновению ругались. Ругались на не к месту выпавший снег, на снежинки и солнце, слепящие глаза, и, конечно, на почему-то счастливого мальчишку, бегущего куда-то сломя голову...
Площадь-поляна встретила мальчика нестерпимой белизной. Наверное, именно она разогнала вечно недовольных взрослых, потому что на поляне не было ни одного человека, и только большие снежинки все падали и падали...
- Какие вы волшебницы! - восхищенно сказал им мальчик. - За одно утро вы так изменили город, что его теперь не узнать! Как хорошо, что его теперь не узнать...
Но снежинки не отвечали, они радостно смеялись искрами солнца и все звали:
- Давай играть! Давай играть!
И маленький мальчик стал играть на белой полянке с веселыми снежинками... А вскоре появились и другие маленькие мальчики и девочки. Оказалось, что даже в городе кто-то еще не превратился во взрослых. И они стали играть все вместе, дети и снежинки.
- Как с вами хорошо!.. - вдруг с грустью сказали снежинки.
- А почему вы загрустили? - удивились дети и посмотрели в небо.
- Мы уже уходим! - заискрились снежинки. - Мы сделали для этого города все, что смогли, и теперь пойдем дальше.
Маленький мальчик тоже посмотрел в небо и увидел, что все меньше и меньше падает снежинок.
- Не уходите! - испуганно закричал он. - Если вы уйдете, здесь скоро снова появится страшный город.
- Что бы этого не произошло, ты должен сохранить красоту... - сказала пролетавшая рядом большая снежинка.
- Да! Красоту надо беречь, о красоте надо заботиться, тогда не будет уродства! - сказал маленький мальчик. Он поймал самую большую, самую красивую снежинку и со всех ног помчался домой. Он бежал по заснеженным улицам-дорожкам, скользя и падая, сбивая с ног прохожих. Снежинка терпеливо лежала на рукаве, переливаясь и поражая воображение неповторимым узором.
- Еще немножко! - говорил ей мальчик. - Подожди еще немного.
- Куда ты меня несешь? - доверчиво спросила снежинка.
- Ты очень красивая, ты смогла изменить город. Я хочу сохранить красоту! - ответил мальчик.
- Как же ты хочешь это сделать? - удивилась снежинка.
- Увидишь! - крикнул мальчик и припустил что есть духу к своему дому. Как ветер пронесся он по лестнице, за секунду открыл дверь и в мгновение ока оказался на кухне перед холодильником.
- Смотри, вот здесь ты сможешь жить всегда! - сказал маленький мальчик и открыл морозильник.
- Я не хочу... - тихо сказала снежинка и тут же растаяла, грустно шепнув на прощание: - Похоже, ты тоже становишься взрослым...
И маленький мальчик заплакал. И от того, что снежинка растаяла, и от ее грустных слов. Он, плача, побежал обратно на улицу, и, - о, чудо! - снег еще шел. Редкие снежинки падали на землю, но уже не радостно, а грустно.
Вдруг на руку мальчика кто-то незаметно сел. Мальчик посмотрел и узнал свою снежинку. У нее был совсем другой узор, но мальчик сразу узнал ее.
- Ты не растаяла! - радостно закричал он. - Ты не умерла!..
- Я не умираю, - ответила красивая снежинка. - Я просто ухожу...
- Но почему ты ушла? - спросил мальчик. - Ведь я хотел сохранить тебя, я хотел спасти красоту...
- Неужели ты не понимаешь? - опять загрустила снежинка. - Ты хотел сохранить красоту с помощью уродства. Это невозможно.
- Но что же мне делать? - маленький мальчик оглянулся и увидел, что снег перестал. - Как мне сохранить красоту?
Мальчик смотрел то на снежинку, то вокруг. Он до сих пор не мог поверить, что город изменился. Как могли асфальтовые улицы превратиться в лесные тропинки? А столбы в деревья? А фонтаны - в замерзшие озера? Как мертвое смогло стать живым? А уродливое - прекрасным?.. Вдруг проехала машина, превращая лесную тропинку в привычную дорогу, покрытую комковатой серой кашей на сером асфальте.
Снежинка посмотрела вслед подругам. Снежное облако медленно уплывало. Уже в каком-то другом месте радостно падали снежинки, даря свое волшебство.
- Мне пора... - неслышно сказала снежинка.
- Но ты мне не сказала?! - закричал маленький мальчик и снова заплакал. - Ты мне не сказала, как сохранить тебя, как сохранить красоту!
- Я не могу, - грустно ответила снежинка. - Ты сам должен понять это... Я не могу...
Мальчик плакал и плакал. Он видел, что снежинка стала исчезать.
- Но что же мне делать? - вновь и вновь повторял он. - Подскажи хоть чуть-чуть!..
Снежинка замерла. Она почти ушла, и теперь держалась из последних сил. Еле слышно она прошептала:
- Неужели ты плачешь всего лишь глазами?..
Она прошептала эти слова и исчезла. Маленький мальчик остался один. Слезы текли из его глаз. Сквозь них он смотрел на небо, сквозь них он смотрел на город, который медленно, но уверенно возвращался...
- Неужели я плачу всего лишь глазами?.. - повторил маленький мальчик, и вдруг в нем что-то неуловимо, но так ясно изменилось!
- Я понял! - крикнул он вслед исчезнувшей снежинке. - Я понял! Теперь я знаю, где могу сохранить красоту! Где я могу сохранить тебя! Я нашел место, где ты сможешь жить всегда!..
- Да, ты понял! - радостно откликнулась из сердца маленького мальчика его снежинка. - Вот видишь! Я же говорила, что не умираю! Я просто ухожу из одного места, чтобы появиться в другом. Теперь я нашла свой постоянный дом! Спасибо тебе...
Из глаз маленького мальчика продолжали катиться слезы. Они падали на землю и превращались в самые прекрасные на свете снежинки...
Город вскоре вернулся. Но маленький мальчик больше не видел его. Он, как и раньше, каждый день выбегал из дома, но теперь не видел асфальта и столбов, замусоренных фонтанов и безжизненных площадей... Не было больше вонючих визжащих машин и людей, спешащих в никуда... Он видел лесные дорожки и полянки, озера и ручьи... Слышал шелест деревьев и пение птиц... Ведь теперь маленький мальчик жил внутри собственного сердца. Он возвращался домой, садился у окна, закрывал глаза и тут же оказывался в настоящем, живом мире. Он знал, что рано или поздно, вернется туда и сам. Обязательно вернется! Потому что самое главное - это красота внутри. Он знал, что рано или поздно она покроет уродство вокруг, как это уже случилось однажды, когда в городе появились снежинки-волшебницы...

Маленький мальчик знает, что когда-нибудь обязательно вернется в настоящий мир, но пока он живет внутри своего сердца и пишет эту историю...

 

90. Однажды вор залез в чужой курятник и украл курицу. Когда он убегал, то опрокинул лампу, и курятник загорелся. Курица смотрела назад и, видя огонь пожара, понимала: он спас ей жизнь.

Когда вор откармливал курицу пшеном и хлебом, курица понимала: он о ней заботится.

Когда вор скитался из города в город, пряча курицу за пазуху, курица понимала: он её любит.

Когда курица увидела, что вор замахнулся ножом, она поняла: он хочет покончить жизнь самоубийством. Она прыгнула на нож и прикрыла вора своим телом.

И умерла счастливой.

 

91. Когда-то давным-давно на Земле был остров, на котором жили все духовные ценности. Но однажды они заметили, как остров начал уходить под воду. Все ценности сели на свои корабли и уплыли. На острове осталась лишь Любовь. Она ждала до последнего, но когда ждать уже стало нечего, она тоже захотела уплыть с острова.

Тогда она позвала Богатство и попросилась к нему на корабль, но Богатство ответило: «На моём корабле много драгоценностей и золота, для тебя здесь нет места». Когда мимо проплывал корабль Грусти, она попросилась к ней, но та ей ответила: «Извини, Любовь, я настолько грустная, что мне надо всегда оставаться в одиночестве». Тогда Любовь увидела корабль Гордости и попросила о помощи её, но та сказала, что Любовь нарушит гармонию на её корабле. Рядом проплывала Радость, но та так было занята весельем, что даже не услышала о призывах Любви. Тогда Любовь совсем отчаялась.

Но вдруг она услышала голос, где-то позади: «Пойдём Любовь, я возьму тебя с собой». Любовь обернулась и увидела старца. Он довёз её до суши и, когда старец уплыл, Любовь спохватилась, ведь она забыла спросить его имя. Тогда она обратилась к Познанию:

— Скажи, Познание, кто спас меня? Кто был этот старец?

Познание посмотрело на Любовь:

— Это было Время.

— Время? — переспросила Любовь. — Но почему оно спасло меня?

Познание ещё раз взглянуло на Любовь потом вдаль, куда уплыл старец:

— Потому что только Время знает, как важна в жизни Любовь.

Именно Любовь спасет МИР, а не красота… Любовь во всех аспектах и проявлениях… на всех уровнях и планах…

 

92. Увидев Сократа, питающегося кореньями, один человек сказал:

— Если бы ты служил нашему повелителю, то никогда не дошёл бы до такого состояния, чтобы питаться кореньями.

— А если бы ты довольствовался кореньями, то не должен был бы служить своему повелителю, — возразил философ.

 

93. Когда Янь Хэ назначили воспитателем наследника престола при дворе вэйского царя Лин-гуна, он спросил у Цюй Боюя:

— Представим себе, что рядом с нами живёт человек, которого Небо наделило страстью к убийствам. Если я в его присутствии буду вести себя несдержанно, я подвергну опасности моё царство, а если я буду сдержан, то подвергну опасности самого себя. Ума у него хватает лишь на то, чтобы знать промахи других, но он не догадывается о настоящих причинах этих промахов. Как мне быть с таким человеком?

Цюй Боюй ответил:

— Как хорошо ты спросил! Будь всегда осторожен, будь внимателен! Будь безупречен в своём поведении. В поступках наших главное — быть своевременным, в чувствах наших главное — пребывать в согласии. Правда, и то и другое порождает свои трудности. Когда ты действуешь своевременно, ты всё же не хочешь оказаться втянутым в мирские дела, а когда ты пребываешь в согласии, ты не хочешь, чтобы мир в твоём сердце выскользнул наружу. Если ты окажешься втянутым в мирские дела, тебя захлестнут раздоры и гибельные страсти. Если ты позволишь душевной гармонии выскользнуть наружу, она обернётся пошлой славой и лукавством.

Если он хочет поиграть с рёбенком, играй вместе с ним. Если он хочет скакать по полям, скачи вместе с ним. Если он хочет плавать по глади вод, плыви вместе с ним. Постигай досконально его нрав и следуй в нём тому, что не имеет в себе порчи. Разве не приходилось тебе видеть богомола? Яростно стучит он лапками перед катящейся на него повозкой, не ведая о том, что не выдержать ему тяжести колес. А всё потому, что у него слишком благородный характер. Будь же осторожен, будь внимателен! Если ты обнажишь перед ним те качества, которыми любой мог бы гордиться, ты не продержишься долго.

Разве ты не знаешь, как поступают люди, укрощающие тигров? Они не дают тиграм живых животных, ибо тигры свирепеют, убивая их. Не дают тиграм и целых туш животных, ибо тигры свирепеют, раздирая эти туши на части. Зная, когда тигры голодны, а когда сыты, они умеют укрощать их ярость. Тигры — существа другого рода, нежели люди, но и они ласкаются к тому, кто их кормит. Так получается оттого, что человек угождает их природным наклонностям. Если же они свирепы, то потому лишь, что человек идёт против их природы.

Наездник, души не чающий в своём коне, будет смиренно собирать навоз и мочу своего любимца. Но если на коня сядет комар и хозяин невзначай прихлопнет его, конь взбрыкнет копытами и, глядишь, проломит своему хозяину череп. Какими бы добрыми ни были намерения хозяина коня, исход этого происшествия был бы самый печальный.

Так можно ли не быть осторожным в этой жизни?

 

94. Солдат по имени Нобусиге пришел к Хакуину и спросил:

"Правда ли, что есть рай и ад?"
"Кто ты?" - спросил Хакуин.
"Я - самурай," - ответил воин.
"Ты - солдат! - воскликнул Хакуин.

- Что за начальник держит тебя в своем войске? У тебя лицо, как у нищего."
Нобусиге так рассвирепел, что начал вытаскивать свой меч, но Хакуин продолжал:
"У тебя есть меч! Но, наверное, он слишком туп, чтобы снести мне голову."
Когда Нобусиге вытащил меч, Хакуин заметил:
"Тут открываются двери в ад."
При этих словах самурай, почувствовавший себя учеником Мастера, вложил меч в ножны и поклонился.
"Здесь открываются врата рая," - сказал Хакуин.

 

95. Один путник двигался по пустыне. Было очень жарко и далеко за горизонтом не было ничего кроме песка. Так он шел и шел много дней. Совершенно выбившись из сил, он уже начал думать о том, что умрет в этой пустыне. Сил не оставалось ни на что.

И вдруг вдалеке, он заметил какой-то объект. Он был слишком далеко, и по очертаниям невозможно было понять что это. Человек подумал: "Возможно, там есть вода, возможно, это мое спасение!". Находка дала ему прилив сил и вдохновения продолжить путь, и он направился прямо к этой тени на горизонте.

Когда он подошел достаточно близко, то увидел, что это небольшой оазис - и очень обрадовался. Дойдя до большого дерева, он упал в его тень и ощутил прохладу.
"Все чего я сейчас хочу, - это стакан воды", подумал странник.
И тут же перед ним появился стакан воды. Он выпил - и понял, что смертельно хочет есть. И тут же перед ним появилось блюдо с большим количеством разной, вкусной еды. Путник все съел и еще больше расслабился и успокоился. Заботы о еде и воде больше его не тревожили.

Тогда он подумал: "Неплохо было бы сейчас поспать... Я так устал, я проделал большой путь!". И тут же появился матрас. Он лег на него и заснул.

Проснувшись, он начал задумываться: "Что же это за место? Может быть, это какое-то мистическое дерево? Я хотел воды, и она тут же появилась. Я хотел еды и вот тебе большое блюдо еды. Я хотел спать... А что если здесь есть какие-то духи?". В этот момент появилось два духа. Человек очень испугался и подумал: "А вдруг они меня съедят?!". И они его съели.

 

96. В прохладном весёлом лесу, среди кустов и трав, тёк Ручеёк. Очаровательный, смешливый, лёгкий. Он всех любил, и всё ему нравилось. Свои дни он проводил в игре с солнечными лучами, стрекозами и жучками. Ручеёк разбрызгивал свои капельки на травы, и в ответ они весело ему качали своими цветами, зверюшки с удовольствием приходили к нему испить его вкусной водицы, да и просто полюбоваться на него. Послушать его весёлую, жизнерадостную песню.
На одном из самых очаровательных изгибов нашего Ручейка, на самом дне лежал Камень. Очень солидный и взрослый Камень, умудрённый жизненным опытом. Камень очень много размышлял о жизни, глубоко погружаясь в свои раздумья о прошлом и будущем, о жизни и т.д. Признаться, Ручеёк ему очень мешал, постоянно отвлекая от философских размышлений. И однажды, когда чаша терпения была переполнена, Камень обратился к Ручейку.
- Что ж ты так суетишься постоянно, - обратился он к Ручейку, - от тебя только беспокойство и никакой пользы. Ты не правильно относишься к жизни. В такой суете невозможно слиться с ней, постичь её великие тайны. Слиться с жизнью можно только в великом смирении и созерцании.
- А зачем созерцать эту самую жизнь, - удивлённо спросил Ручеёк, - так хорошо вокруг. Я смеюсь и радуюсь всему, что вижу вокруг. Мне хорошо я блаженствую и наслаждаюсь. И все вокруг рады этому. Всем от этого хорошо.
- Ты слишком глуп и молод, чтобы понять это. В тебе слишком много всего поверхностного, тебе не когда не слиться с большим великим началом, тайной сущего.
Камень остался лежать и думать, а ручеёк бежал, смеясь и играя, всё дальше и дальше, пока не слился с большим озером…

 

97. Возлагая большие надежды на встречу с Мастером, посетитель был разочарован: он услышал лишь несколько адресованных ему банальных фраз.

- Я пришел сюда в поисках Мастера, - жаловался он ученику. - А нашел обычного человека - такого, как все.

Ученик ответил:

 - Мастер - это сапожник, у которого неиссякаемый запас кожи. Но кроит и шьет он по размеру твоей ноги…

 

98. Назинда, странствующий бухарский дервиш, когда к нему обращались с вопросами, часто отвечал:
"Не знаю."
Эта его особенность стала темой для спора в Аллахабаде. В обсуждении приняли участие те, кто утверждал, что учитель не должен признавать свое невежество относительно любого вопроса, те, кто считал, что невежественна как раз такая точка зрения, и это не подлежит обсуждению, а также те, кто по этому вопросу придерживался различных иных точек зрения.
Все доводы были представлены на суд индусского пандита Рам Лала, который сказал:
"Когда он говорит "я не знаю", возможно, он имеет в виду, что этого не знает никто. Он также может иметь в виду, что именно вы этого не знаете, и в этот момент показывает вам ваше собственное "я". Он может, также, указывать на то, что ему не нужно "знать", потому что в вопросе или ответе кроется заблуждение".
Кто-то спросил: "Почему бы ему не выразить это более определенно?"
Пандит ответил: "Поступив так, он перестал бы провоцировать размышления и обсуждения".

 

99. Один человек пришёл в парикмахерскую, чтобы его, как обычно, подстригли и побрили. Он разговорился с парикмахером, который его обслуживал. Говорили о разном, и вдруг, разговор зашёл о Боге.

Парикмахер сказал:

— Что бы вы мне ни говорили, а я не верю, что Бог есть.

— Почему? — спросил клиент.

— Ну, ведь это ж и так ясно. Достаточно выйти на улицу, чтобы убедиться, что Бога нет. Вот скажите, если Бог существует, откуда столько больных людей? Откуда беспризорные дети? Если бы он действительно существовал, не было бы ни страданий, ни боли. Трудно представить себе любящего Бога, который допускает всё это.

Клиент на мгновение задумался, но решил промолчать, чтобы не вступать в спор. Когда парикмахер закончил свою работу, клиент ушёл. Выйдя из парикмахерской, он увидел на улице заросшего и небритого человека (казалось, что тот не стригся целую вечность, настолько неряшливо он выглядел). Тогда клиент вернулся в парикмахерскую и сказал парикмахеру:

— Знаете, что я вам скажу? Парикмахеров не существует.

— Как это так? — удивился парикмахер. — А я разве не в счёт? Я же парикмахер.

— Нет! — воскликнул клиент. — Их не существует, иначе не было бы заросших и небритых людей, как вон тот человек, который идёт по улице.

— Ну, мил человек, дело ж не в парикмахерах. Просто люди сами ко мне не приходят.

— В том то и дело! — подтвердил клиент. — И я о том же: Бог есть. Просто люди не ищут его и не приходят к нему. Вот почему в мире так много боли и страданий.

 

100. Ехал однажды магнат в роскошной карете, которую везла шестерка породистых лошадей, купленных в разных странах. Карета завязла в трясине, и сколько кучер не стегал лошадей, они не могли сдвинуться с места. Но тут появился крестьянин на телеге, которую везла пара лошадок, и с лёгкостью проехал через ту самую трясину. Магнат изумился и спросил крестьянина: - В чём сила твоих лошадей?
И тот сказал ему:
- Ваши лошади, хоть и сильны в отдельности, но все - разной породы, и нет между ними никакой связи. Каждая считает себя породистее другой и клонит в свою сторону - стегнёшь одну, а другая этому только радуется. А у меня лошадки простые, одной масти - кобыла со своим жеребёнком. Чуть пригрозишь кнутом одной из них, так другая все силы прикладывает, чтобы помочь той, что рядом.

 

101. Однажды купец спросил факира:

— Почему ты не боишься держать змею за пазухой? Наверное, ты очень храбрый человек?

— Видишь ли, — ответил факир, — бывают три вида храбрости: первая — когда храбрец не представляет размера опасности и поэтому не чувствует страха; вторая — когда храбрец представляет размер опасности, но пересиливает свой страх. А третий вид храбрости — это храбрость знания, когда благодаря знанию ты не боишься. А человек, не посвящённый в тонкости дела, считает тебя храбрецом. Поэтому я не боюсь.

опубликовала Ведана

Все Притчи:  1   2   3   4   5   6

 

Читайте также: